ОЛЕГ ГУРЬЯНОВИЧ МЕЛЬНИКОВ

 

eг Гурьянович МЕЛЬНИКОВ, член Международного союза писате­лей, патриарх пикалёвской литературы, маститый поэт, автор стихотворных сборников:  «Подобно  Магеллану»  (1999 года), «Покаяние» (2003 года); повести «Звезда заветная» (2006 года). Публиковался: в литературных жур­налах «Сельская молодежь» (Моск­ва), «Наша семья» (Челябинск), аль­манахе «Медвежьи песни» (Санкт-Петербург), коллективных сборниках «Второй Петербург», «Созвездие Есе­нина», «Золотая провинция», «Анто­логия «Лилии» (Санкт-Петербург), коллективных сборниках произведений авторов города Пикалёво и других; в периодичес­кой печати.

 

СЛАВЛЮ ЖИЗНЬ

Не могу на зори наглядеться,

Надышаться воздухом полей.

Я в удачу тоже верил с детства,

Как любой живущий на земле.

Потому настойчивый и юный,

 

Набираясь разума у книг,

Добивался милостей фортуны,

Но желанной цели не достиг.

 

Измочалил душу мне и тело

Быстротечный времени песок,

Без задержки счастье пролетело,

И ручей надежды пересох.

 

Жизнь прошла кошмарнее цунами,

Мне о ней не хочется тужить.

Всё был занят срочными делами,

А хотел по зову сердца жить.

 

Только все же, Боже Триединый,

Славлю жизнь и все твои дела.

До последней песни лебединой

За любовь, что всё-таки была.

2002 год.

 

Стихи Олега Мельникова очень мелодичны и не случайно одна из сторон его творчества – это то, что Олега Гурьяновича мы по праву называем поэтом – песенником.

Есть легенда: слушали Есенина долгобородые тюрки. Ни слова не поняли, но кивнули дружно: «большой поэт». Для меня удивительным стало открытие в стихах Олега Гурьяновича услышать голос, если можно так сказать, тех людей о которых он рассказывает в своих стихах, будь то Сергей Есенин или, например, испанский поэт Горсия Лорка.

 

ОН УБИТ НА РАССВЕТЕ

Мавританские шпили,

Вод певучих каскады…

Здесь ведь Лорку убили

Где-то возле Гранады.

 

На туманном рассвете

У безлюдной дороги,

И никто не заметил,

Не подняли тревоги.

 

Только небо в печали

Звезд рассыпало перстни,

У цыган замолчали

Кастаньеты и песни.

 

Залп размножило эхо

Птичий крик оголтелый.

Шумовая помеха

Над горами взлетела.

Завершив свое дело,

Палачи закурили.

Где закопано тело,

Навсегда позабыли.

 

А в Гранаде правитель,

Исходя словоблудьем,

Плёл внимающей свите

О любви своей к людям.    

2003 год.

 

Так уж сложилось; поэт – посол своей земли. По нему, поэту, мир судит о народе. Но для своего народа поэт представляет человечество, культуру всей земли. И если он заслужит любовь своих читателей, мир, отражённый в его творениях, станет их миром. Такова истина! 

              

                   «ПОЭТУ»

Сердцем верь, мой друг, в сравненье это

И старайся жить так до конца.

Чтобы всей работою поэта

Мог похожим быть на кузнеца.

 

Чтобы стих твой искрой яркой брызнул.

Куй, поэт, настойчивее куй!

Раскаленную на горне жизни

Звучную, весомую строку!

 

* * *

Полустанок Черенцово

С детства в памяти моей,

В захолустье образцовом

Прозябал я много дней.

                Ел лепёшки из картошки,

                Из макухи грыз коржи.

                Хлеба не было ни крошки,

                Но зато был Сталин жив.

После дней победных мая,

После ужасов войны,

Что наступит жизнь иная

Были все убеждены.

                Поселив в душе тревогу

Так, что стало не до сна,

Позвала опять в дорогу

Наступившая весна.

                Убежать от жизни слёзной

                Побуждали вместе с ней,

                Запах гари паровозной,

                Запах клейких тополей.

                               В мир, который был неведом,

                               Мчались мимо поезда.

                               И сияла дивным светом

                               Путеводная звезда.

2010 год.

 

* * *

Оранжевый, жёлтый, багряный

Осеннего леса наряд.

Природа творит постоянный,

Обычный предзимний обряд.

Галдят журавлиные стаи,

В краю позабытых болот.

Ненастье их скоро заставит

Ускорить на юг перелёт.

И вновь журавлиные клики

Нарушат душевный покой,

И будет им мир многоликий

Махать на прощанье рукой.

Польются печальные звуки

На дом наш, на сад и гумно.

Понять эту горечь разлуки

Не каждому сердцу дано.

Пускай на чужбине ютятся

Любители жизни иной,

А вот журавли возвратятся

Обратно в Россию весной.

Послушные воле небесной

Вернутся в родные края

И только лишь Богу известно

Их снова увижу ли я.

2009 год.

 

***

На востоке в древнем Тегеране

Обращая взор на минарет:

Плачут кровью, кто любовью ранен!-

Говорил возвышенно поэт.

Но нельзя гневить печалью Бога,

Никому из смертных, потому:

Разреши стихами недотрога,

Прикоснуться к сердцу твоему.

Может быть, душа без канители,

Распускаясь ландышем лесным,

Примет их, как звонкие капели

Небывалой, радостной весны.

Коли прочь отбросишь, отвергая,

Как пустой, ненужный сердцу хлам.

Пусть стихи, листвою умирая,

Упадут шурша к твоим ногам.

 

***

Костёр рябины красной...

 Сергей Есенин.

Осеннего леса царица –

Рябина пылает огнём.

И всё, что на сердце творится,

Мгновенно расплавится в нём.

Избавят от всяческих тягот,

Ненужных и мелочных склок

Горящая кисточка ягод

И чудо есенинских строк.

К их славе, не знающей срока,

ты лёгкую зависть таим

За что же судьба так жестока

К избранникам, Муза, твоим?

Быть избранным - дело святое,

Высокая доля мужчин,

при этом не сгинуть в запое

но ряду известных причин.

А впрочем, все это пустое,

КОГДА уже жизнь на краю.

И пью я рябиновку стоя

За горькую старость мою.

 

 

КИНО

Я любил этой жизни кино.

Глеб Горбовский

Ночью вьюга резвилась шаля,

Билась в окна и двери с разбега,

А к утру поседела земля

От обильно упавшего снега.

И на нём отпечатался след,

Лапа в лапу отчётливо строго.

Не спасли деревеньку от бед

Ни огни, ни собачья тревога.

Сквозь помехи доносит эфир

О житье городском кривотолки.

Где кровавый устроили пир

Той же масти двуногие волки.

И такая же хищная жизнь

Без конца мельтешит на экране,

Чур, меня! Сатана, отвяжись!

Твой сюжет мне известен заранее.

Непридуманной жизни кино

Я смотрю, забывая про старость.

Счастлив тем, что лишь Богу дано

Знать про то, сколько серий осталось.

 

***

Свети, звезда моя, свети,

И звёзды тех пускай лучатся,

С кем мне на жизненном пути

Пришлось однажды повстречаться.

В плену житейской суеты

Я был не раз судьбой ударен,

За проявление доброты

Я многим людям благодарен.

Друзья! – я лестью не грешил,

Поведав всем, что вы прекрасны.

Поскольку были от души

К моей судьбе не безучастны.

И, слава Богу, что меня,

Бывало, женщины любили.

И до сегодняшнего дня

Мои к ним чувства не остыли.

Среди бесчисленных потерь,

В преддверье бед неотвратимых,

Молюсь я, милые, теперь

За всех вас, близких и любимых.

За всех, с кем было по пути,

Хочу до неба достучаться.

Свети, звезда моя, свети,

И звёзды их пускай лучатся.

 

СОЛОВЬИНАЯ НОЧЬ

У шального сердца именины

От любви, неведомо какой.

Потому, наверно, имя Нины

Соловьи возносят над рекой.

 

Певуны гремят, не умолкая,

Нарушая сон и тишину.

И певцам заречным потакая,

Память тоже не дает уснуть.

 

Знать, любви таинственная сила

Не померкла рядом с сединой,

Если память сразу воскресила

Милый образ девушки одной.

 

И не зря живущему мне ныне

Без былого пламени в крови

В эту ночь напомнили о Нине,

Растревожив душу, соловьи.

 

***

Ещё Россия не сказала

Свои последние слова.

Глеб Горбовский.

У судьбы я милости не клянчил,

Оставляя годы за спиной.

Тридцать лет зато железо нянчил

В заводской литейке продувной.

Мне за это Родиной по праву

Был обещан коммунизм взамен,

Но разнёс великую державу

Ураганный ветер перемен.

И прощаясь с нею напоследок,

Гордо реял кумачовый стяг

Над страной ударных пятилеток,

Над страной упорных работяг.

Получив кремлёвские палаты

В результате сделки долевой,

На страну взвалили демократы

Нищету и кризис мировой.

Господа! Народ свой не гневите!

Закалённый в битве и труде,

Он господ приучен ненавидеть,

Потому недолго быть беде.

Над страною, некогда могучей,

Грозовые ходят облака.

В ожиданье бури неминучей

На Руси безмолвие пока.

 

ПАМЯТИ ДРУГА

                                                           Игорю Махову

Волейбольные страсти кипели

На спортивной площадке ДК.

Одного в игровой карусели

Сразу выделил я игрока.

Со всего плечевого размаха,

Если выдал напарник «свечу»,

Вмиг над сеткой взлетающий Махов

Сокрушительно бил по мячу.

Наш удел был почти одинаков,

Молодой покоряясь поре,

Не писал он стихов, но, однако,

Был творцом в волейбольной игре.

Непростой нашей дружбы начало

Помнят Ильмень и Волхов седой.

Нас, бывало, в пирушках качало,

Мы делились едой и бедой.

Жизнь – сюжет с потаённой интригой

От начала до ссудного дня.

А твоя тихо теплилась, Игорь,

На остатках былого огня.

Но теперь ты в заоблачной выси,

Где земное не стоит гроша,

Лишь от Господа Бога зависим,

Если вправду бессмертна душа.

 

              ПОКАЯНИЕ

Самой светлой, воистину чистой

Жизнь осталась за тою чертой,

Где девчонка с косой золотистой

Волновала ребят красотой.

Целый жгут золотой канители…

Самой светлой, воистину чистой

Жизнь осталась за тою чертой,

Где девчонка с косой золотистой

Волновала ребят красотой.

Целый жгут золотой канители

И поклонники этой косы

Каждый день на кулачной дуэли

Разбивали друг другу носы.

Ах, как мир был загадочно светел,

В этой первой любви без затей!

Я девчонок других не заметил,

Поклоняясь богине своей.

Лишь одна после школьного бала,

Мне вручив треугольник письма,

Чуть не свергла её с пьедестала,

Но бесследно исчезла сама.

И хотя велико расстояние

С той поры до теперешних дней,

Вдруг настигло меня покаяние,

Безысходность вины перед ней.

Как преступник, согласно поверью,

Возвращаюсь я сквозь забытьё

Где осталось за школьною дверью

Невостребованным сердце моё.

                              

       ОСЕННИЙ СОН

Дремлет лета потухший вулкан,

Нету зноя и въедливой пыли.

По заветным брожу уголкам,

Где недолго мы счастливы были.

Этой осени сон золотой

Постоянно мне душу тревожит.

Крикнуть хочется времени: - Стой!

И его заарканив стреножить

Сквозь великий космический шум,

(Это вечность гремит Ниагарой),

одного лишь у Бога прошу

-Ты не делай любимую старой

Потому что люблю я её

Больше всех населяющих землю…

Облетает листва на жнивьё

Небеса безответные внемлют.

© 2017 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика