Там, где кончается асфальт.

В старые времена Волок был соединен несколькими дорогами с соседними погостами. Одна из них начиналась в Большем дворе и шла в восточном направлении вдоль берега реки Чагоды в Озеревский погост. Позднее его территория стала называться Тарантаевской волостью. Другая дорога шла от Волокославского погоста на юго-запад через д. Семеновскую в Михайловский Черенский погост или на погост в Черной. Данный погост получил название от реки Черенки, впадающей в реку Воложбу, где в месте их слияния и находился центр Черенского погоста.

Указанные дороги ныне не существуют, они исчезли заросшие лесом, который в свою очередь обезображен современными лесорубами. Через Волок ныне идет одна сквозная дорога Пикалево - Анисимово – Калинецкая – Мозолево – Колбеки. От неё у д. Калинецкой, ранее считавшейся самой южной деревней Волока, отходит дорога на Струги и далее в дачный населенный пункт Спирово, расположенный близ озера Березорадинского.  Здесь ещё в XV веке находился древний Михайловский погост в Березуе и Радуницах, на месте которого ныне ещё находятся развалины деревянной Покровской церкви. Образованная в 1861 году Спировская волость вскоре вошла в состав Анисимовской волости, как и земли Михайловского Черенского погоста.

Мы завершим своё путешествие в историческое прошлое Волокославского погоста в его территориальных рамках до образования Анисимовской волости. Наши пути пролягут по грунтовым проселочным и лесным дорогам, сохранившимся тропкам вдалеке от асфальтового дорожного покрытия, которое кончилось у деревни Елзово в 25 км от города Пикалево.

К востоку от Большого Двора располагался значительный куст деревень, который в 1927 году был выделен в самостоятельный Климовский сельсовет, просуществовавший до ноября 1928 года. В него входили деревни Климово, Чурилова Гора, Селюгино, а также деревня  Недли смежная с деревней  Буян. Край был заселен со времен глубокой древности, о чем свидетельствует жальничный могильник, расположенный в 5 км к юго-востоку от д. Климово, на левом берегу р. Чагода близ бывшей деревни Недли. Он был отмечен в 1911 г. И.С. Романцевым в работе «О курганах, городищах и жальниках Новгородской губернии» и в 1931 г. Н.И. Репниковым в своде «Жальники Новгородской земли».

Деревни Селюгино, Чурилово известны со времен первых переписей московских писцов XV-XVI вв. Другие в данной округе могли носить иные имена, указанные в писцовых книгах. Восстановить их  практически уже невозможно, так как почти не осталось на Волоку  местных жителей, которые знали бы местную топонимику, т.е. названия урочищ, полей, лядин, ручьев, болот, оврагов, логов и других приметных мест. Местные учителя также не обратили на них своего внимания и не сделали своевременных записей. Вот и потеряла родная земля массу своих местных наименований.

Во времена Петра Великого крепостные крестьяне деревни Климово принадлежали помещику Ивану Клеопину, а деревни Чурилова Гора помещику Степану Унковскому, проживавшему в усадьбе Зайцево. К закату крепостничества хозяева сменились, иногда неоднократно. Чурилова Гора  в 1861 году принадлежала дворянкам Салтановой Е.П. и Бровцыной С.И., усадьба и деревня Недли – дворянке Шамшевой Н.И., деревня Буян – дворянке Коломейцевой Л.П., а деревня Селюгино – дворянину Лугвеневу В.А.

Население деревень данной округи возрастало высокими темпами в конце XIX – начале XX вв. Отрицательную роль в данном случае сыграли революционные события 1917 года и гражданская война. Часть особо зажиточного населения округи исчезла во время первого революционного раскулачивания 1918 года, о котором почти все забыли. Тем не менее, в 1910 году население деревень Климово и Чурилова Гора, составлявшее  соответственно 124 и 125 человек, не успело восстановиться к 1930 году. В то время  в Климово проживало 95  чел., а в Чуриловой Горе – 116  чел. Однако это было только начало,  В нынешние времена в данных деревнях постоянных жителей  насчитывается по два  человека, а населенные пункты Селюгино, Недли и Буян исчезли с лица земли.

Как-то одним, сравнительно недавним, летом спрашивал у местных жителей, где находилась деревня Селюгино, и никто не мог мне ничего о ней сказать. Нашел её лишь недавно на одной из старинных карт. Пройти на место её нахождения можно было бы следуя по старой дороге из Климова в Чурилову Гору, где в начале пути следовало  повернуть влево. Через 0,8 – 1 км от поворота находится  место старой деревни с пятисотлетней историей.

Другой обывательский земский тракт вёл, проезжающих по нему в прошлом, от центра погоста к деревне Семеновской, главной достопримечательностью которой была мощная деревянная водяная мельница, устроенная на реке Воложбе. Дорога к деревне шла лесом.   Проселки от тракта выводили путников в начале дороги к усадьбе Погорелово, а во второй половине пути к деревне Прошково. Дорога от Волокославского погоста до деревни Семеновская использовалась колхозниками и в послевоенное время. В 1974 году автор данных строк прошел данной дорогой без проблем с группой туристов-школьников. Спустя тридцать лет опытные туристы уже не смогли найти данной дороги, заросшей и потерявшейся среди многочисленных лесовозных дорог.

В окрестностях погоста в XV-XVI вв. находилось много деревень, записанных писцами как деревни «у погоста», «под погостом», «на горе у погоста». В середине XIX века данными землями владел дворянин Апрелев С.П., скончавшийся в 1855 году и оставивший несовершеннолетним наследникам имение в составе усадеб и деревень с крепостным населением  Носово, Глядково, Елзово, Фомкино, Сидорово. Подросшие наследники земли и имения распродали, как и их соседние помещики. Усадьбой Носово в 1910 году владел Игнатий Осипович Погореловский, усадьбой Сидорово (Нестерево) – В.Г. Крутицкий, усадьбой Ильицыно (смежной с деревней Фомкино) – А.Ф. Васильев.

Из ближайших к погосту деревень и усадеб Глядково, Руслово, Носово и Елзово, сохранились лишь Елзово и Глядково. В первой проживает 2 постоянных жителя, во второй лишь дачники.

Исчезло Погорелово, упоминаемое с XV века, и располагавшееся к северо-западу от озера Борового (Фомкинского). Первыми известными жителями деревни были Игнатко Олухов и брат его Овдейко.  Близ бывшей деревни, в 20 метрах от озера ныне находится сопка (курган), отмеченная в археологическом своде В.В. Седова «Новгородские сопки» как сопка у д. Анисимово под номером 459.  Ещё ранее о ней упоминал в перечне новгородских археологических памятников в 1911 году И.С. Романцев. Позднее она обследовалась археологами В.И. Равдоникасом, В.А. Кольчатовым, А.Н. Башенькиным. В настоящее время археологические памятники, очень быстро исчезают с лица земли, и хотелось, чтобы данная сопка была сохранена для будущих поколений.

На восточном берегу Борового озера за главной дорогой округи, ставшей грунтовой после окончания асфальта у деревни Елзово, находится деревня Фомкино. Сто лет назад она имела 15 дворов с населением 61 человек. Деревня имела выгодное расположение. К ней тянулись проселочные дороги из окружающих деревень. В 1927-1928 гг. она была центром Фомкинского сельсовета, административно объединявшего несколько соседних деревень.

Живописное Боровое (Фомкинское) озеро было не в почете у заезжих рыболовов. Не каждый мог похвастаться богатым уловом. Очень часто ждущие удачи, оставались ни с чем. Здесь, по-видимому, не обходилось без нечистой силы. Недаром урочище, примыкающее к озеру с южной стороны, носит название Чертово. Здесь ещё пятьсот лет назад стояла одноименная деревня. Жил ней тогда Ивашко Костыга с сыновьями Демешкой и Минькой[1].

Ныне следуя по основной дороге, мы не замечаем ручьев пресекающих её. Ручьи, весной превращающиеся в бурные потоки, соединяют озера Горюн, Рощино с Плотичным  и Боровое с рекой Чагодой. В прошлом водоемы и ручьи, окруженные девственным лесом, были полноводнее. В далекие времена из Борового в реку Чагоду протекала речка, что была близ современного Фомкино, и на её берегу стояла «деревня на броду».

Следующая деревня Бочатино, находится на берегу живописного озера Рощино. На его восточном берегу ранее находилась деревня Афрушино, к которой вела прямая дорога из деревни Фомкино. Древний жальник расположенный рядом с деревней Бочатино, был срыт при спрямлении основной дороги. Исчезла также одноименная усадьба Бочатино, которая принадлежала дворянке Харламовой, а затем была продана Николаю Робертовичу и Марии Петровне Биттенбиндерам, выходцам из города Риги.

По материалам для оценки земельных угодий Тихвинского уезда, в 1891 году в усадьбе Бочатино имелось 883 десятины земли, включая лесные угодья, а также 3 лошади и 20 голов крупного рогатого скота. Использовался четырехпольный севооборот. Часть сенокосных угодий сдавалась окрестным крестьянам за половину собранного сена и за караул лесных дач. Обслуживали хозяйство 2 наемных работника. В усадьбе имелось 4 плуга, молотилка конная, веялка, сортировка.

В 1890  году в деревне Бочатино родился Александр Савельевич Сироткин. Он был участником первой мировой и гражданской войн. В ходе последней выдвинулся до комбрига 15-й Инзенской, а затем 40-й Богучарской дивизии. После гражданской войны служил в ЧК Закавказья, учился в военной академии, работал в органах НКВД. В годы Великой Отечественной войны и позднее был начальником войск НКВД СССР по охране особо важных предприятий промышленности. С 1951 года становится начальником конвойной охраны МВД СССР, а затем начальником Главного управления внутренней и конвойной охраны МВД СССР.  Воинское звание - генерал-лейтенант. Личность его и деятельность не афишировались. Скончался А.С. Сироткин в 1965 году. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

После нескольких поворотов и перелесков грунтовая дорога выводит следующих по ней на высокий холм у автобусной остановки. Отсюда на южной стороне открывается один из живописных пейзажей округи. Здесь заканчивается Волок. Впереди Струги, влево среди холмов прячется ныне дачная деревня Калинецкая. Как поселение она имеет многовековую историю. В её центре отмечена археологами разрушенная сопка, рядом находится сохранившаяся Пятницкая часовня постройки 1843 года. Данная дата постройки часовни подвергается сомнению, так как в 1892 году в Новгородских епархиальных ведомостях было опубликовано следующее короткое сообщение: «Крестьянам дер. Калинецка Тихвинского уезда Волокославского прихода разрешено построить в их селении часовню на их средства»[2]. Вполне возможно, что простоявшая полсотни лет деревянная часовня потребовала лишь ремонта, а не  перестройки.

Крепостная деревня Калинецкая принадлежала дворянам Унковским. Отставной майор Николай Иванович Унковский получил её в наследство от своего дяди Алексея Петровича Унковского. В 1858 году в деревне Калинецкой по 10-й переписи числилось 33 души мужского населения.

В 1868 году, ставшие после реформы 19 февраля 1861 года, временнообязанными крестьянами, бывшие крепостные крестьяне Калинецкой подали документы на выкуп ими наделов земли у своего бывшего помещика. Согласно приговору жителей деревни Калинецкой от имени крестьян выступили Андреян Антонов, Никифор Петров, Иван и Егор Николаевы, Архип Петров, Осип Федоров, Никифор Петров и Иван Еремеев. В 1869 году сделка на выкуп земли в количестве 165 десятин была утверждена, и крестьяне освободились от остатков прежней крепостной зависимости.

Население деревни в конце XIX века прирастало быстрыми темпами.  В 1896 году в ней была открыта земская школа. В 1910 году в деревне проживал 231 человек. Основным занятием жителей было земледелие и лесные промыслы.

В 1914 году из деревни Калинецкой на германский фронт ушел Иван Савельев. За подвиги на полях сражений он был награжден 4 Георгиевскими крестами и повышен в звании от рядового до прапорщика. К сожалению, о его судьбе ничего не известно. Герои первой мировой войны не были в почете в советское время, да и в наше тоже.

В послевоенное время деревня Калинецкая разделила общую судьбу окрестных бесперспективных деревень, предназначенных к сселению к 1990 году. Ныне в ней числится 2 постоянных жителя. Однако в деревне появились новые дачные постройки, правда, в меньшем числе, чем в деревне Фомкино. Живописные места округи не будут пустовать.

Наш путь на Волок завершен. Не смотря на  нынешнюю запущенность и обездоленность края, хочется верить, что в следующий вековой отрезок времени данная историческая местность получит своё новое достойное развитие в рамках тысячелетней русской цивилизации, а не какой-либо другой.


[1] Писцовые книги Обонежской пятины 1496 и 1563 гг. Л., 1930. С. 21.

[2] Новгородские епархиальные ведомости. 1892. № 17-18. – С. 373.

Л.А. Старовойтов,

краевед

© 2017 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика