Очерк пятый

Дворянские гнёзда.

История дворянства в крае ведёт своё начало с конца XV века, когда послеприсоединения Новгорода к Москве, великий князь Иван III начал размещать на землях, отобранных от новгородских бояр, своих служилых людей. В их число часто записывали обедневших дальних родственников и даже холопов московских бояр, называя детьми боярскими. Долгое время новоявленные помещики не могли гордиться своей дворянской родословной из-за «худости» происхождения, пока не прошли многие годы и установились родственные связи с более знатными фамилиями.

Царь Иван IV в 1569-71-х г.г. включил всю Обонежскую пятину, а следовательно и земли Воскресенского Лученского погоста, в опричнину. По его указу состав местных помещиков был пересмотрен, неблагонадёжные выселены в другие края Русского государства. На освободившиеся земли были посажены довольно случайные, но верные люди. Среди них были выдвинувшиеся на службе опричники, татары-новокрещёны, т.е. татары перешедшие на службу к Ивану Грозному после взятия Казани и принявшие христианство; последние в соседнем Никольском Суглецком погосте составляли большинство среди помещиков. Поместья были розданы также немцам из Ливонии (Прибалтики), перешедшим на русскую сторону в течение Ливонской войны. В большом количестве эти новоявленные «дети боярские из поместий немецких городов» были размещены также в соседних погостах – Егорьевском, Койвушском и Михайловском в Березуе и Радуницах.

Церковь Воскресения Христова Лученского прихода. 

восстановленная церковь в наши дни.

построена в 1910 году, закрыта в 1937 году, разрушена в 1970-х годоа, фото 70-х годов.

В Воскресенском Лученском погосте по данным писцовой книги 1583 года размещалось восемь поместий. Дворянин, получивший поместье, обязан был по первому зову «конно, людно и оружно» являться на службу царю. Исходя из того, что у местных помещиков в поместьях числилось в среднем по 6-7 крестьянских семей, выплачивающих оброк и тянувших барщину, местное дворянство являлось на службу на плохих конях, с плохим оружием и без сопровождения слуг, что довольно часто отмечалось в правительственных документах того времени.

Из XVI века дошли до наших дней следующие фамилии дворян Воскресенского Лученского погоста: Ивана Забелина, что был убит на войне в Ругодиве (Нарве), его сыновей Фёдора Ивановича и Даниила Ивановича Забелиных (усадьба Повышево), малолетнего Тихона Ивановича Скрипицына (ус. Выглядок), Василия Баранова.

В XVII веке, после бурных событий Смутного времени, состав помещиков нашего края вновь изменился. Кроме сохранивших своё поместье Барановых, в Лученском погосте получают земли, ставшие позднее родовыми, представители дворянских фамилий Арцыбашевы, Бутаковы, Головины, Мартьяновы, князья Мышецкие, Обернибесовы, Унковские, Шамшевы и другие.

В опубликованных документах XVIII века по истории родного края упоминаются имена дворян Ивана Петровича Обернибесова (ус. Селище), князя Михаила Афанасьевича Мышецкого и его родственников (ус. Майково), княгини Несвицкой (д. Новинка), Головина Петра Алексеевича (д. Михеево), Григория Степановича Баранова.

Усадьбы помещиков в XVI-XVII вв., если судить по сохранившимся рисункам и описаниям дворянских дворов Апрелевых и Лихачёвых в Обонежской пятине, отличаются от соседних крестьянских лишь большими размерами и количеством хозяйственных построек. В XVIII веке положение меняется. Обязательная дворянская служба царю, а затем императору отменяется Петром Ш в 1762 году, а Екатерина П ещё более расширяет их права, учредив Жалованную грамоту дворянству в 1785 году. Согласно ей дворянство освобождалось от обязательной государственной службы, но в тоже время наделялось сословным правом единолично владеть крепостными крестьянами, торговать ими, ссылать на каторгу или отдавать в солдаты.

В конце XVIII века большая часть дворян, освобождённая от государственной службы, оседает в своих поместьях. В стиле русскогопровинциального классицизма возводятся многочисленные усадьбы. Дешёвый труд крепостных крестьян используется не только в сооружении господских домов, многочисленных флигелей и хозяйственных построек, но и в сооружении парков. В конце XVIII - начале ХIХ века при многих усадьбах разбиваются парки версальского (французского) типа, а в ХIХ веке - ландшафтные английские парки. К числу первых относится парк Мерцаловых первой половины ХIХ века в имении Выглядово ярусного типа с системой многочисленных прудов. Впоследствии имение с парком перешло к надворному советнику Фёдору Карловичу Мальшу, скончавшемуся 6 сентября 1869 года и похороненному на кладбище Лученского погоста. Его наследники Эмилия Карловна Мальш и Фёдор Фёдорович Мальш, богатые землевладельцы и лесопромышленники, поддерживали парк в образцовом состоянии, и лишь в XX веке деятельность наших современников привела его к агонии и запустению.

Дубовая аллея в парке Мерцаловых - Мальшей. Фото 1949 года.

Остатки парка в имении Аринино, унаследованного Бровцыными от Мартьяновых, сохранились в юго-восточной части современного городского кладбища. Там ещё можно найти место бывшего пруда с искусственным островком, ныне занятого многочисленными могилами недавних наших современников.

По описи 1887 года дворянское гнездо Бровцыных, имение Аринино, включало в себя 28 земельных участков общей площадью до 912 га. Господский дом был одноэтажным, с мезонином, площадью свыше 485 кв. метров. Кроме того в усадьбе имелись три флигеля, два амбара, погреб, две конюшни с каретным сараем, скотный двор, баня, гумно с ригой и здание питейного заведения с лавкою. К парку примыкал яблоневый сад. Среди парковых насаждений преобладали липы.

Усадебный дом князя капитан-лейтенанта Алексея Ниловича Мышецкого в усадьбе Захожи Воскресенского Лученского погоста, известного по описи 1868 года, несколько уступал по размерам господскому дому в имении Аринино. Он был также деревянным, одноэтажным, имел десять жилых комнат с 22 окнами. Тепловой режим в доме поддерживался семью печами. К дому примыкала пристройка длиною 17 метров и шириною свыше 6 метров. Среди хозяйственных построек выделялись три избы, деревянный амбар, баня, скотный двор, сарай для экипажей и гумно площадью свыше 120 кв. метров.

Но наиболее впечатляющей в нашем крае была усадьба Выглядово, принадлежащая дворянам Мальшам. Главный деревянный двухэтажный дом, имел около двух десятков различных помещений, к нему примыкала одноэтажная пристройка с большою залою. На въезде в усадьбу, с левой стороны, располагался второй господский одноэтажный дом с мезонином. Часть многочисленных вспомогательных одно-двухэтажных строений располагалась по периметру усадьбы; с южной стороны примыкали хозяйственные постройки, включающие скотный двор, конюшни, амбары, различные сараи, а также глубокий просторный погреб. При усадьбе находился огромный классический парк и фруктовый сад, окончательно вымерзший лишь в суровую зиму 1939-1940 года. В парке росли различные породы деревьев и кустарников. Среди них были довольно редкие для наших мест виды: вяз (ильм), ясень, липа, различные породы ивы, дуб, туя, пихта, кедр. Некоторые из аллей, например туевая, сохранились до наших дней.

Усадьба Выглядово была центром значительного и всё возрастающего имения дворян Мальшей. В 1892 году в имении было 69,1 десятин земли, из них 49,5 десятин пашни. Через десять лет земельные угодья выросли до 8517,7 десятин, из них пашни 204,5 десятины и 6890,5 десятин лесных угодий. Последний из Мальшей, Фёдор Фёдорович был одним из самых значительных лесопромышленников края. При усадьбе имелось значительное  хозяйство с девятипольным севооборотом. При нём имелось лошадей рабочих —7, коров и быков - 34, нетелей и бычков -8, телят - 12, овец - 3, свиней - 8. Имением управлял управляющий. Кроме наёмного труда, в хозяйстве использовалась издольщина и испольщина относящаяся к пережиткам крепостничества. Часть лесных пахотных угодий (лядины) сдавались окрестным крестьянам из 4-го снопа с доставкою доли помещика в имение. Покосные земли сдавались из трети, также с доставкою сена хозяину. Важную роль в хозяйстве играла мукомольная мельница на реке Рядани.

Усадебный дом Ф.Ф. Мальша (Выглядово) Снесён в 70-х годах ХХ в. Фото 1960-х годов.

В дворянских усадьбах были сосредоточены значительные художественные ценности, картины, семейные иконы и предметы прикладного искусства, а также большое количество документов по истории края. Богатейший архив, представляющий довольно ценный материал, по истории местных дворянских фамилий Мышецких, Обернибесовых, Барановых, Несвицких, Арцыбашевых сложился из бумаг принадлежащих княжескому роду Мышецких, одна из ветвей которого владела усадьбой Майкове. Данный архив хранил до 20-х годов XX века С.И. Успенский в своей усадьбе Гузеево. Как любитель старины, он собрал немало документов по истории края, но принадлежность его к партии эсеров вызвала после революции интерес местных органов ОГПУ. С.И. Успенский был арестован, архив и книги вывезены на нескольких подводах и бесследно исчезли вместе со своим хранителем.

В первой половине ХХвека наряду с представителями старых дворянских родов в Воскресенском Лученском погосте появляются иностранцы, имеющие российское личное и потомственное дворянство. К ним различными путями (продажа, бракосочетания) переходят некоторые старинные дворянские усадьбы и земельные наделы с крепостными крестьянами. Князей Несвицких сменяет Лелонг (ус. Новинка), князей Мышецких - Гебель (ус. Майково), Мерцаловых - Мальш (ус. Выглядово).

В 1861 году в связи с отменой крепостного права дворянство теряет свою власть над крестьянами, но сохраняет значительные земельные угодья. Ещё несколько лет, до составления и подписания уставных грамот, бывшие крепостные крестьяне считаются временнообязанными и выполняют прежние повинности - барщину и оброк. В административном отношении крестьян нескольких деревень объединяют в сельские общества, которые составляют Обринскую волость, а дворяне продолжают некоторое время числиться по Воскресенскому Лученскому погосту.

В 1861 году на территории нынешнего города и в ближайших окрестностях за местными помещиками числились временнообязанные крестьяне следующих деревень: за Ф.К. Мальшем

(ус. Выглядово) - д. Высокуша - 18 чел., д. Дуброва - 13 чел., д. Могатино (Каменный остров) - 35 чел., д. Подлипье - 18 чел., д. Стукачёво - 8 чел., д. Шипково - 20 чел., за В.В. Мартьяновым (ус. Аринино) - д. Новая - 68 чел., д. Михеево - 35 чел., за Арцыбашевым д. Обрино - 4 чел., за Володимеровым - д. Новинка - 5 чел, д. Радилово - 15 чел., д. Сосновка - 14 чел., за Гебель (ус. Майково) - д. Почепово - 8 чел., д. Радилово 7 чел., д. Бутырки - 10 чел., за Васильевым (ус. Повышево и Елизаветино) - д. Чёртовы Харчевни -25 чел., д. Заднее Повышево - 30 чел., д. Баламутово - 25 чел., за Унковским (ус. Селище) - д. Гачево - 26 чел., д. Зиновья Гора - 25 чел., Лодыжно - 36 чел., д. Пикалёва - 10 чел., за Шамшевой - д. Новинка - 4 чел., Сосновка - 11 чел. Из данного неполного списка видно, что помещики Лученского погоста в середине XIX века принадлежали к числу мелкопоместных, владения их постоянно дробились, переходили из рук в руки, часто в одной и той же деревне проживали крепостные крестьяне принадлежащие разным владельцам.

Во второй половине ХIХ века дворяне, не сумевшие приспособиться к новым капиталистическим условиям ведения хозяйства, постепенно теряют свои земельные участки и усадьбы. Некоторые из них покидают старые дворянские гнёзда и пополняют ряды городской интеллигенции и чиновничества; другие, своим существованием на старых обжитых местах, являются своеобразными натурами для творчества художников, подобно новоладожскому живописцу Максимову В.М., прекрасно отобразившему данное явление в своей знаменитой картине «Всё в прошлом» (1889 г., Третьяковская галерея.).

«Новые русские» ХIХ века из купеческого, чиновнического и крестьянских сословий приобретают, через посредничество Дворянского и Крестьянского банков, дворянские земли и усадьбы. Последние представители дворянских старинных знатных родов - князья Мышецкие, Обернибесовы, Арцыбашевы, Бутаковы, Головины покидают навсегда родовые земли. Усадьбы Майково и Елизаветино приобретает Пагольский Григорий Васильевич - богатейший купец, городской голова Тихвина. Иван Васильевич Воскресенский, из сословия почётных граждан г. Тихвина, гласный Тихвинского уездного собрания, землевладелец и лесопромышленник приобретает усадьбу Селище. Выходец из г. Юрьева (ныне г. Тарту в Эстонии) Александр Леонтьевич Петерсон приобретает усадьбу Сухари, а богатый крестьянин Иван Яковлевич Сучков бывшую дворянскую усадьбу Двухолм, расположенную между деревнями Зиновья Гора и Пикалёва.

Всего в 1914 году в Обринской волости насчитывалось 12 усадеб. Со времени отмены крепостного права в 1861 году в большинстве из них поменялись владельцы. Сохранили наследственные владения дворяне Ф.Ф. Мальш (ус. Выглядово) и И.П. Бровцын (ус. Аринино), а также купец-заводчик В.И. Рейтер (ус. Ивановская близ дер. Велье).

В результате революционных событий 1917 года и реализации положений Декрета о земле, дворянские земельные владения отошли к государству, которое перераспределило земли по трудовой норме местному крестьянству, а частью (лесные угодья) оставило за собой. Часть дворянского имущества была растащена крестьянами окрестных деревень. На оставшейся хозяйственной базе создавались новые хозяйства - коммуны. В 20-х гг. в бывшей дворянской усадьбе Ф.Ф. Мальша Выглядово существовала сельскохозяйственная коммуна «Совет» и параллельно ей с 1924 года - образцовая школа крестьянской молодёжи (ШКМ). В усадьбе Аринино и близлежащих домах кулаков и церковного причта в 1928-1931 гг. обосновались партийные и советские органы власти Пикалёвского района. Позднее все эти постройки исчезли в ходе строительства цементного завода, а на месте усадьбы в послевоенное время было открыто городское кладбище.

Господские дома и некоторые хозяйственные постройки усадьбы Выглядово сохранялись до 60-х годов XX века. В её зданиях долгое время размещалась школа. Затем постройки обветшали, а парк пришёл в полное запустение. Было принято решение о разборке барских домов, а территорию усадьбы, имеющей свою историю с 1583 года, отдали под размещение управления и производственной базы Бокситогорского ДРСУ.

История усадеб (дворянских гнёзд) укладывается в промежуток времени равный трём столетиям. Дворянская усадьба - чисто русский феномен, т.к. основной срок её существования совпадал с периодом становления, развития и упадка крепостного права - уклада жизни в основном свойственного лишь России. Барские усадьбы были своеобразными производственными центрами и всегда около господского дома, располагалось множество хозяйственных построек. Не секрет, что во многих дворянских имениях крепостные крестьяне подвергались жестокой эксплуатации и «барство дикое» (А.С. Пушкин) господствовало над окружающими деревнями.

С другой стороны,   дворянские гнёзда были центрами развития российского общества. В них жили люди, являющиеся опорой России в сложнейшие для неё время,   обеспечившие её подъём и расцвет, международную значимость.

История    жестоко обошлась    с    большинством    российских провинциальных усадеб; лишь остатки немногих из них существуют ныне,     подобно     бывшему     барскому     имению    Даниловское Устюженского района Вологодской области, сохранившемуся лишь благодаря тому, что в нём в своё время создавали свои литературные шедевры поэт К.Н. Батюшков и писатель А.И. Куприн.

На территории нынешнего Бокситогорского района Ленинградской области в 1917 году располагалось около 150 бывших дворянских усадеб. В них проживало активное население оставившее свой след в истории нашего края. Останки их покоятся на старых сельских кладбищах-погостах. Время распорядилось так, что от большинства дворянских усадеб и их родовых могил не осталось и следа.

Последнюю лепту в надругательство над дворянскими могилами внесли «чёрные археологи», а если говорить просто - гробокопатели, не дающие ради наживы покоя костям предков. Ещё в 70-е гг. на старом кладбище города Пикалёво были разрушены и изрыты могилы дворянских родов Мартьяновых, Бровцыных, Рейтер и Мальшей. Вряд ли осквернителям чужого праха удалось найти что-то стоящее. Местные дворянские роды были мелкопоместными, небогатыми, а по поводу богатых дворянских захоронений побеспокоилось советское государство, ещё в 1923 году отдавшее постановление о вскрытии дворянских и других богатых захоронений с целью изъятия имеющихся в них ценностей.

Изымалось всё, вплоть до подлинной истории российского народа. Народ без истории, точнее: народ, не помнящий своей истории, обречён на исчезновение. Но как отметил выдающийся историк Л.Н. Гумилев, народ подошедший вплотную к данной стадии, к сожалению, сам не замечает этого. Остаётся надеяться лишь на будущий перелом российского массового сознания.

Л.А. Старовойтов,

краевед

 

© 2017 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика