Очерк 29. Отдельные аспекты провинциальной культуры Тихвинского края.[1]

 

- Виктор Данилович Кренке.

 

Под  провинциальной культурой определенной территории необходимо понимать   материальную и духовную культуру живущего здесь населения со всеми его особенностями социокультурного бытия. Составляющими частями  провинциальной культуры Тихвинского края во второй половине XIX века являлись своеобразная бытовая культура, религиозность народа, определенные нравственные и этические нормы, приверженность к проявлениям народного искусства, промыслов и фольклора, декоративно-прикладное творчество, музыка и народная архитектура. Особенностью провинциальной культуры Тихвинского края было наличие в ней местных национальных культур вепсов и тихвинских карел.

Для местной провинциальной культуры была характерна тесная связь с общенациональной культурой, проявляющаяся в расширяющихся контактах местного населения как с носителями соседних провинциальных культур, так и элитной столичной культуры.

Создатели форм местной провинциальной культуры в основном остались безыменными, в то же время распространение грамотности донесло до нашего времени некоторые их имена. Изучение современниками и потомками особенностей провинциальной культуры Тихвинского края происходило эпизодически и не отличалось большим охватом, а обычные повседневные формы бытового поведения вообще не считались объектом исследования.

Повышение уровня образования, сокращение числа неграмотных в Тихвинском крае способствовало появлению новых тенденций в поведении населения. Одной из них стала потребность в чтении у значительного количества  людей. Времена, когда, по воспоминаниям Н.А. Качалова, в уезде собрания книг были редкостью, а из периодической печати можно было встретить лишь номера «Московских ведомостей», ушли в прошлое. Жители Тихвинского края использовали возможность доставки подписных изданий земской почтой до адресата. Возник интерес к различным областям знаний, что отразилось на подписке специализированных журналов. Исторический журнал «Русская старина» в 1877 году имел трех подписчиков в Тихвине, двоих в Сомино и одного в Кукуе.[2]

На 1885 год  жители Тихвина оформили подписку на 459 экземпляров газет и журналов, а жители Тихвинского уезда на 102 периодических издания. Горожане получали 128 экземпляров газет, уездные жители – 31. Самым читаемым изданием у жителей Тихвинского края была петербургская ежедневная дешевая газета «Свет». Она относилась к изданиям националистического направления и имела приложением ежемесячные книжки романов отечественных и зарубежных авторов.

Среди журнальной продукции особую популярность у тихвинцев имел иллюстрированный журнал «Нива», рекламирующий себя как журнал для семейного чтения. К концу XIX века у него также появились выпускаемые массовыми тиражами приложения в виде многотомных изданий широко известных авторов.

Из ежедневных газет, получаемых горожанами и жителями уезда, более распространенными были «Новое время», «Новости», «Петербургская газета», «Сын Отечества» и «Правительственный вестник». Из еженедельных изданий популярностью пользовались «Новгородские губернские ведомости», «Сельский вестник», «Сенатские ведомости», «Церковный вестник», «Педагогическая хроника», «Луч», Задушевное слово», «Гражданин» и «Живописное обозрение».

Из массы «толстых» ежемесячных изданий тихвинцы предпочитали оформить подписку на журналы «Вестник Европы», «Новь», «Русская мысль», «Семья и школа», «Христианское чтение». Всего они получали газеты и журналы 85 наименований. Среди них были несколько газет на польском языке и по одному - два экземпляра «St.- Peterbourg Herold» и «St.-Peterbourg Zeitung». Также лишь сельские подписчики оформили подписку на такие издания как журналы «Нева» и «Радуга», издание «Переводы отдельных романов» и ежемесячный нотный журнал «Нувеллист».[3]

В целом уровень подписки на периодические издания на 1885 год в Тихвинском уезде уступал уровню подписки в соседнем Устюженском уезде, при равном количестве населения в уездах, и несколько превосходил  уровень подписки в Боровичском уезде.

Широкое распространение периодических изданий в Тихвинском крае способствовало проявлению литературного таланта отдельных жителей края и подвигло их на сотрудничество с редакциями газет и журналов. В 1869 году некто, скрывшийся за псевдонимом А-ский, в Новгородских губернских ведомостях поместил статьи «Из воспоминаний бывшего тихвинца» и «Очерк деревенских нравов», в которых описал святочные обряды горожан и сельских жителей.

Однако подобные заметки были редким явлением. В 1882 году газета «Новгородский листок» поместила в двух номерах очерк безымянного автора «Поверья и предрассудки Тихвинской деревни». В конце XIX века сбор этнографического материала в Тихвинском уезде проводили студенты и учителя народных школ. Интереснейшие материалы остались неопубликованными и хранятся в архиве Российского этнографического музея.

Целенаправленную работу по сбору этнографического материала среди вепсского населения вела А.В. Лескова, учительница земской школы в д. Пелдуши (Печевицы). С начала своей педагогической работы в 1883 году и до начала XX века она приобретала у местных вепсов вещи, записывала тексты народных песен, описывала жизнь и быт, обычаи и обряды населения Пелдушского и Мягозерских приходов, а также составила русско-чухарский словарь[4].

У А.В. Лесковой были последователи в сборе этнографического материала из учителей северо-востока Тихвинского края.  В конце XIX века начал свою собирательскую работу среди вепсов учитель Корвальской земской школы А.А. Киселев, чья коллекция позднее  поступила в Этнографический отдел Русского музея.

В 1894 году в журнале «Живая старина», издаваемом Отделением Этнографии Русского географического общества, будущим крупным ученым Перетцом В.Н. был помещен очерк «Деревня Будогоща Тихвинского уезда Новгородской губернии и её предания». В последующие годы этнографические исследования на территории Тихвинского края будут продолжены Колмогоровым А.И. и другими исследователями.

Археологическими работами на территории Тихвинского края в долинах рек Сяси и Паши в конце 1870-х - начале 1880-х годов занимался видный исследователь Н.Е. Бранденбург. Результаты работы по исследованию погребальных насыпей были обобщены им в книге «Курганы Южного Приладожья». Несколько позднее незначительные по масштабам археологические разведки проводил близ деревни Залющик Новинской волости финский археолог Д. П. Европеус.

Исследователь древнерусской архитектуры В.А. Прохоров оставил для потомков описание деревянного храма построенного в 1523 году на северных границах Тихвинского края. В 1881 году в Санкт-Петербурге была издана его брошюра «О древнем деревянном храме в Ребольском погосте Тихвинского уезда Новгородской губернии». К сожалению, деревянные церкви, возведенные в крае во второй половине XIX века, не дождались своих исследователей и в большинстве своем погибли в XX веке.

Сохранившиеся сельские каменные церкви Тихвинского края постройки второй половины XIX века имеют своим прототипом тот или иной типовой проект из альбомов архитектора Тона. Отступления от типового проекта были минимальными, вносились дополнительные элементы, свойственные более поздним русско-византийским и неорусским архитектурным формам церковной архитектуры.

Академик архитектуры Михаил Арефьевич Щурупов осенью-зимой 1869-1870 гг. спроектировал главный собор восстанавливаемой Реконской пустыни, а затем начал его строительство. Троицкий собор был завершен постройкой осенью 1873 года. В архитектурный ансамбль монастыря вошли также сооруженные под его наблюдением отдельная колокольня,  каменная Покровская церковь, кельи и святые ворота.

Творчеству М.А. Щурупова принадлежит Реконская часовня в городе Тихвине, ставшая подворьем Свято-Троицкого Реконского монастыря. Построена она была в 1878 году и первоначально имела название «В память 4 апреля 1866 года», данное ей по поводу спасения императора Александра II при покушении на него Дмитрия Каракозова. После убийства Александра II часовню переименовали во имя Александра Невского, память которого отмечается в этот день[5].

Академик архитектуры Н.Л. Бенуа в 60-70-х гг. XIX века внес некоторые изменения в архитектурный ансамбль Тихвинского Богородицкого монастыря, используя приемы новых архитектурных течений, в частности псевдорусского стиля. В 1860-1865 гг. была расширена западная воротная церковь Тихвинской иконы Божией Матери и пристроена к ней каменная часовня «Крылечко» в стиле «русского узорочья» XVII века. В 1871-1877 гг. была перестроена в «русско-романском» стиле Покровская церковь, позднее переосвященная в Крестовоздвиженскую.[6]

Каменные сельские приходские церкви возводились местными строителями под присмотром епархиальных архитекторов. При их строительстве также использовались архитектурные формы  византийского и неорусского стилей, смешанные с формами раннего сельского классицизма. Данная эклектика не давала выдающихся сооружений, хотя отдельные церкви, как, например, каменная Троицкая Сенновская церковь, возведенная в 1898 году, имела достаточно совершенные формы, для того чтобы по праву считать её удачным образцом сельского приходского храма.

Архитектура сельских усадеб Тихвинского края получила своё дальнейшее развитие в связи с массовым переходом бывших дворянских имений в руки новых владельцев. Многие из усадебных домов были перестроены или возведены вновь. При их сооружении использовались элементы и формы неорусского стиля и модерна, чаще всего в сочетании с ранними классическими формами.

Одной из таких усадебных построек является дом, построенный в конце XIX века в имении П.И. Савинича Бережок (Абрамышево) на реке Тушемелька, и позднее перевезенный в село Сомино, где находится до сих пор. Одноэтажный деревянный дом с мезонином имеет оформленный классическими колоннами вход и мезонин на одном конце строения, на другом конце дома возведена двухъярусная башня с декоративными украшениями.

Сохранившаяся в несколько перестроенном виде на востоке Тихвинского края усадьба Тургошь принадлежала в XIX веке графу М. Воронцову-Дашкову, которому она служила охотничьим домом. Двухэтажный деревянный усадебный дом был построен в конце XIX века, к дому прилегал парк, территория которого исчислялась в 26,4 га. Усадебный дом размером 16,3х41,7 м, стоит на берегу реки Лиди, делающей за домом крутой поворот; продольной осью ориентирован с севера на юг. Здание деревянное двухэтажное асимметричной композиции. Центральный вход оформлен четырехколонным портиком, над которым была устроена веранда, ныне не сохранившаяся. За центральным входом размещается вестибюль с деревянной парадной двухмаршевой лестницей, ведущей на второй этаж. С севера к дому примыкала одноэтажная пристройка, с юга – двухэтажная. Всего в усадьбе было семь хозяйственных построек, ныне не сохранившихся.[7]

Образцом усадьбы сельского зажиточного хозяина второй половины XIX века может служить усадьба Ольхово, расположенная близ дер. Дороховая Большегорской волости. Она была приобретена братьями-лесопромышленниками Сновалевыми у одного из тихвинских мелкопоместных дворян и частично переделана под нужды новых хозяев. Около дома располагался сад и парк, с посадками клёна и дуба.

Одноэтажный дом рубленный «в лапу» был разделен на три отсека поперечными перерубами, каждый из которых в свою очередь ещё раз был поделен перерубами на две части. Общие размеры дома составляли 9,53 х 31,8 м. Дом имел объемный мезонин, в который можно было подняться по двухмаршевой лестнице из вестибюля. С западной стороны дома была прирублена двухэтажная хозяйственная постройка, нижний этаж которой выполнял функции двора, во втором этаже были служебные помещения[8].

В крестьянских усадьбах Тихвинского края во второй половине XIX века изменения в типе строений были существенными. Уходили в прошлое «черные избы» со самцовыми крышами и с однорядной связью жилых и хозяйственных построек. В центральной и юго-восточной части Тихвинского края всё больше появлялись жилые постройки типа «изба – сени – изба», возведенные на высоких подклетах. Они имели стропильную крышу и чердачные помещения,  засыпанные песком, во избежание загораний. Перпендикулярно к жилым постройкам прирубались хозяйственные постройки, образуя «Т-образные» и «Г-образные» планировки крестьянских усадеб.

Особенности экономического развития Тихвинского края во второй половине XIX века пока остаются малоизученными. Редкими являются заметки о занятиях сельским хозяйством, промыслами и торговлей, составленные  жителями Тихвинского края в начале пореформенного периода.  В 1866 году тихвинский дворянин,  заседатель уездного суда коллежский секретарь Апрелев Петр Семенович поместил сообщение в Труды Вольного Экономического Общества о новых условиях хозяйствования в деревне. В том же издании в последующие годы Н. Шухвостов сделал обзор состояния сельского хозяйства Тихвинского уезда. В 1879 году с данным журналом сотрудничала мелкая землевладелица Тихвинского уезда дворянка А. Шамшева.

Земские деятели и земская интеллигенция Тихвинского уезда более широко используют печатное слово для пропаганды своих идей и начинаний, дают объективные оценки состояния различных сфер в социально-экономическом и культурном развитии края. Е. Лебедев, П.Г. Слезскинский, С.Г. Бередников, Я.М. Белый,  и другие используют периодические губернские издания, публикуя в них различные краткие сообщения  и аналитические статьи с положением дел в том или другом направлении земской деятельности.

Наиболее ярким деятелем тихвинского земства являлся Сергей Григорьевич Бередников. Он происходил из тихвинского купеческого рода, имеющего крестьянские корни. Родился в 1853 году в г. Павловске, получил университетское образование. В 1878 году он был зачислен в помощники присяжного поверенного новгородского окружного суда. В его адвокатской практике ярким примером справедливой защиты является победа крестьян Золотовской общины Большегорской волости Тихвинского уезда в деле против лесопромышленника Сновалева в 1883 году.

С 1880 года начинается работа С.Г. Бередникова на выборных земских должностях. Он периодически избирается гласным уездного и губернского земских собраний, работает в земской уездной и губернской управах, является мировым судьей и членом различных обществ. С 1899 года  был членом Тихвинской земской  управы. В 1889 году в Санкт-Петербурге вышла в свет его работа «Краткий очерк деятельности Тихвинского земства (Новгородской губернии). К 25 – тилетию земства».

С.Г. Бередников состоял членом Тихвинского благотворительного общества и отличался щедрой благотворительностью, которая обеспечивалась доходами с земельных угодий  общей площадью 4 590 десятин (1903 г.), расположенных в Тихвинском уезде. Предложения С.Г. Бередникова, направленные на расширение хозяйственной деятельности земства и на внедрение демократических отношений между сословиями вызывали ненависть со стороны консерваторов, которых немало было в Тихвинском уезде, и настороженность со стороны губернских руководителей. Борьба земских партий и «доносы» дворянина Н.И. Джакели против С.Г. Бередникова отражены в корреспонденции из Тихвина, напечатанной в газете «Русская жизнь» в ноябре 1892 года.[9]

Другим видным общественным деятелем Тихвинского края во второй половине XIX века был Леонид Иванович Григорьев. Он обладал незаурядным художественным вкусом и литературным талантом, был религиозным и сострадательным человеком. Его перу принадлежит одна из первых книг, отображающих историю города Тихвина и его святыню.

Родился Л.И. Григорьев в Санкт-Петербурге предположительно в 1850-е годы в семье хориста Императорских театров. Систематического образования, скорее всего, не получил. Женился на тихвинской  дворянке из древнего, но захудалого рода Софье Федоровне Базыриной, от которой имел 10 детей. Год его появления в Тихвине неизвестен, здесь он служил мелким провинциальным служащим.

С 80-х гг. XIX века в возрастающем количестве на страницах  «Новгородских губернских ведомостей», а в конце XIX века в «Вестнике Новгородского земства» и в «Новом времени»  появляются его заметки о  Тихвинском крае. В 1888 году в Санкт-Петербурге была издана книга «Тихвин и его святыня: Описание города, Тихвинского Большого монастыря и пребывающей в ней святыни».

В начале 90-х гг. XIX века горожане избирают Л.И. Григорьева гласным Тихвинской городской думы. Ему принадлежала идея создания Тихвинского благотворительного общества, а также открытие народных воскресных школ города Тихвина. Плодотворная деятельность Л.И. Григорьева была продолжена в XX веке.

В конце XIX века началась общественная деятельность видного дворянского деятеля Тихвинского уезда Михаила Николаевича Буткевича. Он происходил из знатного дворянского рода, чьим родовым гнездом стала усадьба Наумово на реке Сяси. Родился М.Н. Буткевич в 1855 году, получил высшее образование. В 1883 году был избран гласным в Тихвинское земское уездное собрание, а через два года гласным губернского земского собрания и мировым судьей.

В 1890 году он становится тихвинским предводителем дворянства, и на данную должность систематически избирается на протяжении свыше четверти века.  Его современник А.В. Болотов  характеризовал М.Н. Буткевича следующим образом: «…скромный и тихий, вдумчивый, добрый и благородный человек, ярый земец, изображавший левое крыло дворянских собраний, конечно левизны весьма умеренной, приближавшейся к [будущему] кадетству»[10].

Существенную роль на поддержание определенного уровня провинциальной культуры в крае имела деятельность духовенства. Во второй половине XIX века данное сословие стало менее замкнутым и постепенно выходило на новый профессиональный уровень работы. Многие священники могли с успехом проводить проповеди для прихожан, с успехом сотрудничать с церковными журналами, тиражи которых всё шире распространялись в крае.

На страницах «Новгородских епархиальных ведомостей» священник Севериан Николаев обстоятельно описал строительство  храма во имя Святой Троицы в Сенновском приходе и его освящение 17 мая 1898 года.

Перу благочинного священника Черенского прихода Анисимовской волости Антонию Осиповичу принадлежит отчет о десятилетней работе  приходского церковного попечительства, опубликованный в «Новгородских епархиальных ведомостях» № 15-16 за 1886 год. Священник А. Осипович показал себя вдумчивым аналитиком процессов, происходивших в приходе, знатоком данной округи, отметил тягу определенной части крестьянства к образованию, подчеркнул особенности занятий местных крестьян промыслами и ремеслами, обратил внимание на социальное призрение деревенских нищих крестьянским миром.

Во второй половине XIX века были обновлены или сделаны заново исторические описания тихвинских монастырей. С участием архимандрита Иннокентия [Немирова] было выпущено в 1888 году второе издание «Историко-статистического описания первоклассного Тихвинского Богородицкого большого мужского монастыря» с сохранением в нем авторского труда академика Я. Бередникова.

Заново составленное иеромонахом Иоанном описание Дымского монастыря издавалось небольшими тиражами. В 1885 году в Новгороде вышло в свет 7 издание «Историко-статистического описания Дымского монастыря с изложением подвижнического жития начальника оного преподобного Антония» ничем не отличающееся от прежних изданий.

В 1898 году в Новгороде было издано созданное игуменом Сергием «Сказание о явлении Пресвятыя Богородицы и святителя Николая клирику Георгию в пустыне, с приложением стихотворения на явление и проч., и краткой летописи Тихвинского заштатного Николо-Беседного монастыря с 1383 по 1898 год».

Обширная светская и церковная публицистика была посвящена восстановлению Реконской пустыни. В 1870 году в Санкт-Петербурге вышло в свет «Описание Свято-Троицкой Реконской пустыни и очерк жизни странника Андрея Иванова Шапошникова в схиме отца Амфилохия, стараниям которого пустынь обязана своим существованием в настоящее время». Автор описания был указан под псевдонимом Н. С..ский.

Изучению провинциального быта и обычаев населения  были частично посвящены путевые заметки, сделанные путешествующими по Тихвинскому краю писателями и краеведами фон дер Ховеном, К. Случевским и  И.Ф. Тюменевым. Истории Тихвинской водной системы, необходимости её реконструкции посвящены несколько работ и статей Х.Л. Бучацкого, бывшего много лет начальником Тихвинского отделения водной системы и инспектором судоходства. В 1893 году в Санкт-Петербурге вышла его книга «Тихвинская система…Материалы для проекта улучшения водного пути», изданная солидным для данного времени тиражом 500 экземпляров.

Вторая половина XIX века была временем превращения молодого флотского офицера Н.А. Римского-Корсакова в выдающегося русского композитора. Другой уроженец города Тихвина Н.М. Астырев (1857-1894) проявил себя видным статистом и незаурядным писателем-народником. Путь в науку избрал Ф.Ф. Зигель, историк славянского права, родившийся в Тихвине в 1845 году.[11] Их творчество обогатило русскую национальную культуру и косвенным образом оставило следы в провинциальной культуре Тихвинского края.

В начале 90-х гг. XIX века с Тихвиным на непродолжительный период оказались связаны судьбы сестер литераторов из семьи Лохвицких, известных под псевдонимами Мирра Лохвицкая и Тэффи. Они были племянницами тихвинского городского головы Иосифа Владимировича Лохвицкого. Их многодетная семья после смерти отца, известного профессора права Александра Владимировича Лохвицкого, в 1888 году переехала из Москвы в Санкт-Петербург.

В восемнадцатилетнем возрасте Надежда Александровна Лохвицкая (Тэффи), будучи второй по возрасту среди четырех сестер, вышла замуж в 1890 году за студента университета Владислава Бучинского. В следующем году, окончивший университет, молодой юрист вместе с женой выехал в Тихвин. В  1892 году Владислав Петрович Бучинский числится тихвинским судебным следователем 2-го участка.[12] Его жена, Надежда Александровна не стала примерной супругой и заботливой хозяйкой. Она не могла привыкнуть к пребыванию в провинции и страшно тосковала по недавнему прошлому. Не изменило положение и рождение в 1892 году первой дочери в семье Бучинских.

Мария, старшая дочь в семействе Лохвицких, с 1899 года начала регулярно публиковать свои стихи в периодической печати. Первым изданием, в котором она стала сотрудничать, был иллюстрированный журнал «Север», в последующие годы печаталась еще в нескольких журналах – «Живописное обозрение», «Художник», «Труд», «Русское обозрение», «Книжки Недели» и др. Подписывалась она обычно «М. Лохвицкая». Позднее подпись трансформировалась в «Мирра Лохвицкая».

Через год после замужества сестры Надежды Мария Александровна выходит замуж за студента Евгения Эрнестовича Жибера, будущего инженера строителя, сына профессора архитектуры, имевшего французские родовые корни.  Деятельность мужа после окончания учебы была связана с частыми переездами и командировками. Вместе с ним меняла место жительства начинающая поэтесса, познавшая радость материнства и ставшая через несколько лет матерью пятерых сыновей.  В 1892 году на короткое время Мирра Лохвицкая поселилась в Тихвине, где уже проживала её сестра Надежда.

Летом 1892 года сестры Мария и Надежда, будучи молодыми мамами, отдыхали в загородной усадьбе дяди в Галично, которую И.В. Лохвицкий ранее приобрел у дворян Головцыных. Тихвинская земля не вдохновляла сестер. Вскоре Мирра Лохвицкая переехала с мужем в Ярославль, а затем в Москву. Надежду Александровну (будущую Тэффи) муж увез в свое имение в Могилевской губернии.

Тихвинские корни имела другая русская писательница – Надежда Ивановна Лесницкая. Она не сыскала громкой славы и находилась в рядах третьего эшелона писателей, подпитывающих своим творчеством классическую русскую литературу. Родилась она в 1842 году в семье дворянина Тимирева И.И., тихвинского предводителя дворянства и владельца усадеб Бочево и Печнево. Именно эти места упоминает Н.А. Римский-Корсаков в «Летописи моей музыкальной жизни» в эпизодах, посвященных поездкам в деревню в годы своего детства. Об общении с детьми Тимиревых Ника (Римский-Корсаков) не упоминает, а оно могло быть; Надежда Тимирева была всего лишь на два года старше будущего композитора.
Будущей писательнице в детские годы пришлось пережить страшную потерю близких людей, в лице скончавшихся в июле-августе 1858 года от эпидемической болезни сестры  Ольги, в возрасте  13 лет, и брата Сергея в возрасте 5 лет.
[13]

Сведения о жизни Надежды Ивановны очень скупы. Замуж она вышла за земского врача Антона Венедиктовича Лесницкого. В 1884 году поместила в мартовской книжке журнала «Русская мысль» свой рассказ «Мои вдовы». Редакция, частично разделяющая народнические взгляды, с удовольствием поместила очерк провинциальной писательницы на страницах своего журнала. Он был написан талантливо и вдумчиво отражал перипетии народной жизни.

Знаток крестьянской жизни писатель Г.И. Успенский дал высокую оценку рассказу «Мои вдовы» и отметил, что автору удалось создать замечательное по новизне идеи произведение. В дальнейшем Н.И. Лесницкая написала очерки «Живое и мертвое» и «Душа в ежедневном обиходе», но они не были напечатаны.

Скончалась Н.И. Лесницкая 10 сентября 1903 года в своей усадьбе Печнево и была похоронена на Липенском погосте  Костринской волости Тихвинского уезда. Её некролог  был написан С.Г. Бередниковым и напечатан в «Вестнике Новгородского земства», спустя почти два года после смерти писательницы.[14]

Состояние провинциальной культуры Тихвинского края и её особенности во второй половине XIX века остаются недостаточно изученными. Интерес к ней у наших современников постоянно возрастает, и, возможно, в обозримом будущем нас ждут новые сообщения о жизни и творчестве незаслуженно забытых деятелей провинциальной культуры Тихвинского края второй половины XIX века.

 

Виктор Данилович Кренке.

Генерал-лейтенант Виктор Данилович Кренке для населения Тихвинского края был и остался в памяти выдающимся человеком, чья деятельность всегда была направлена на благо людей и заботе об их будущем. Он всю свою жизнь посвятил трём совершенно различным областям деятельности - военному делу, сельскому хозяйству и народному просвещению, а также являлся незаурядным писателем. На протяжении нескольких лет своей жизни (1882-1893 гг.) он сотрудничал с редакцией журнала «Исторический вестник», на страницах которого изложил многие факты своей биографии.

Существуют различные версии о месте рождения В.Д. Кренке, несмотря на то, что он сам писал в своих воспоминаниях: «Родился я 13-го июня 1816 года, в городе Торопце, Псковской губернии. Отец мой, после Аустерлицкой кампании 1805 года, в числе других немцев, был вызван в Россию в лекаря, поступил в Петербургскую медицинскую академию и последовательно был военным медиком в артиллерии, уездным врачом в Торопце и в Старом Осколе Курской губернии и одесским городовым врачом. Он был человек кроткий, добродушный и вечный труженик. Мать моя, коренная русская дворянка Анна Николаевна, урожденная Латынина, была крутая, характерная женщина. Родители мои были награждены или наказаны 16-ю детьми, и мать всю семью, начиная с отца, держала в ежовых рукавицах».[15]

По желанию родителей, В.Д. Кренке была определена карьера военного. В 1834 году он окончил Павловский кадетский корпус и был выпущен офицером в гренадерский сапёрный батальон. Весной 1842 года батальон был переведен на место новой дислокации под Новгород. К этому времени В.Д. Кренке имел чин поручика, в 1843 году  получил очередное звание – штабс-капитан, а в 1847 году звание – капитан.

К данному периоду относится его женитьба на дворянке Александре Александровне Теглевой из старинного тихвинского дворянского рода. В приданое жена принесла часть имения Переходы в Тихвинском уезде, тогда же в семье молодого офицера появились дети – дочь Екатерина и сын Александр[16].

Во время Крымской войны (1853-1856 гг.) подполковник (с 1855 г. – полковник) В.Д. Кренке занимался устройством оборонительных укреплений по берегам Балтийского моря. Позднее об этом он написал книгу “Оборона Балтийского побережья”.

В 1860 году генерал-майор В.Д.Кренке - начальник 2-ой сапёрной бригады, затем его назначают Петербургским окружным интендантом. Как даровитый, трудолюбивый и честный человек и общественный деятель В.Д.Кренке пользуется авторитетом в военных и общественных кругах, вплоть до высших. Он был одним из авторов идеи увековечения юбилея тысячелетия Российского государства особым памятником, что и было произведено в Новгороде в 1862 году открытием памятника “Тысячелетие России” - выдающегося творения скульптора М.О.Микешина.

Для закрепления своей принадлежности к русскому дворянству В.Д. Кренке хлопочет о присвоении ему дворянского герба. Герб дворянина Кренке был рассмотрен Гербовым отделением Сената 19 апреля 1860 года и подписан императором Александром II 29 марта 1863 года. В изображение герба вошли золотые топор и лопата, и серебряный меч с золотой рукояткой – символы, близкие к деятельности инженер-генерал-майора. Во время утверждения родового герба командир саперной бригады В.Д. Кренке находился на Украине близ Киева и принимал участие в подавлении польского восстания 1863 года.

В 1864 году Виктор Данилович, находясь в отпуске, торжественно открыл, при большом скоплении местных жителей, на берегу Тихвинского канала скромный памятник Петру Великому, по замыслу которого в начале XIX века был сооружён Тихвинский водный путь. Это событие совпало со 150-летним юбилеем пребывания императора Петра I в крае.

В 1866 году В.Д.Кренке был назначен начальником 26-ой пехотной дивизии. Под его командованием она стала образцовой, и В.Д. Кренке в 1867 году произвели в генерал-лейтенанты. Состояние здоровья вынудило его уйти в 1869 году в запас и поселиться в деревне, в усадьбе Переходы Большегорской волости Тихвинского уезда.

Усадьба располагалась вблизи старого Колбекского погоста на живописном берегу реки Воложбы. Семье Кренке принадлежала часть усадьбы, Виктор Данилович в течение нескольких лет выкупил долю родственников жены и стал полным хозяином усадьбы. При этом его расходы в несколько раз покрыли стоимость всей усадьбы. Одновременно в ней он завёл образцовое по тем временам хозяйство, успешно  применял передовые агротехнические приемы и достиг в данном деле больших успехов. Обо всем этом В.Д.Кренке написал книгу “О сельском хозяйстве”, выдержавшую три издания.

В 1877 году началась русско-турецкая война, и шестидесятилетний генерал В.Д. Кренке отправляется в действующую армию. Под его руководством строится важное в стратегическом отношении шоссе в районе Шипкинского перевала. В критический момент обороны Шипки, ещё до прибытия генерала Радецкого с подкреплением, В.Д.Кренке возглавил обороняющиеся части на отпор врагу, проявляя при этом не только полководческий талант, но и личное мужество.

Позднее В.Д.Кренке руководил оборонными работами в Габрове, постройкой дороги от Габрова до Шипки. Генерал делил тягость войны со своими солдатами, он жил в палатке с земляным полом и часто страдал от холода. Однажды его часть посетил император Александр II и удивился, что Виктор Данилович живёт по-солдатски. Царь прислал для прикрытия пола свой большой ковёр с наказом поберечь себя. Но В.Д. Кренке  берёг не себя, а царский подарок. После войны он привёз ковёр в свою усадьбу Переходы и повесил в гостиной на стене.

По окончании войны В.Д.Кренке был оставлен в Болгарии в качестве начальника путей сообщения во вновь созданном болгарском правительстве. За годы военной и  государственной службы В.Д. Кренке был награжден многими орденами. В 1879 году в числе его наград были орден Святой Анны (I степени), орден Святого Владимира (II степени), орден Святого Станислава (II степени), военный орден Святого Георгия (IV степени) и Орден Белого Орла.

В 1879 году В.Д.Кренке окончательно вышел в отставку и возвратился в Колбеки. Он учил крестьян агротехнике, написал популярную брошюру “Картофель, какую он приносит пользу и как с ним обращаться”. Свои удачные хозяйственные опыты Виктор Данилович неоднократно описывал в статьях и заметках и размещал их в газете для сельских хозяев “Сельский вестник”.

Местные крестьяне с иронией относились к опытам отставного генерала, особенно после неудач с силосованием кормов, и по-прежнему вели своё хозяйство традиционными методами. В.Д. Кренке понимал, что в этом виноваты условия, исторически сложившиеся в российском государстве, а главное нищета и невежество местного населения. Поэтому Виктор Данилович до конца своих дней постоянно занимался распространением грамотности среди местного населения.

Он также создаёт ссудо-сберегательное товарищество, где местные жители могли брать ссуду для развития своего хозяйства, не попадая в кабалу к местным деревенским богатеям-кулакам, которые дерут такие проценты и деньгами, и хлебом, и работою, что мужику не только не поправить своё хозяйство, а только остаётся окончательно разориться.[17]

Кренковско-Колбецкое ссудо-сберегательное товарищество было открыто в 1875 году.  Много пришлось приложить усилий генералу, чтобы местные жители поняли всю выгодность этого заведения для себя. Об этом подробно рассказал в № 2 “Вестнике Новгородского земства” за 1900 год бывший сотрудник В.Д. Кренке по товариществу, крестьянин деревни Максимова Гора Александр Матвеевич Матвеев. В данных воспоминаниях он пишет: “ Мне самому приходилось слышать, как старухи говорили генералу, что у барина, видно, мало денег и оттого он нам всех и не отдаёт, но он на это только улыбнётся и скажет:

- Ну вот, я у тебя занимаю 5 рублей на месяц и проценты заплачу.И сам напишет расписку, а члену правления велит отметить в книжке. А потом отдаст через месяц деньги с процентами и скажет:

- Ну, вот видишь, я плачу тебе долг с процентами, а ты после другим поручись, а то деньги заплесневеют и сгниют, и пользы не будет никому от них.

Так приучал генерал доверять товариществу.”[18]

Через 25 лет со дня основания (уже после смерти В.Д. Кренке) ссудо-сберегательного товарищество имело до тысячи членов и годовой оборот до 40 тыс. рублей[19]. Оно хорошо работало и развивалось вплоть до революционных событий и установления советской власти в крае.

Не ограничиваясь хозяйственной деятельностью, своей и общественной на благо местных жителей, В.Д.Кренке устраивает воскресную школу в Колбеках. Учителями в этой школе были сам Виктор Данилович и его дочь Екатерина. Проявив педагогический талант, В.Д.Кренке разработал курс обучения грамоте за 15 уроков, и, проверив свой метод на практике, написал “Азбуку для народных школ с наставлениями для учителя”.

Считая грамотность и образованность местных жителей делом первостепенной важности, Виктор Данилович приобретает в больших количествах книги для народа и строит специальный дом для собранной им богатейшей библиотеки. В течение всей своей жизни он заботится о пополнении библиотеки книгами по самым различным отраслям знаний и искусства. В.Д.Кренке считал самым главным своим богатством собранную им библиотеку и нередко поговаривал:

- Пусть пропадает вся усадьба, пусть всё сгорит, лишь бы не библиотека”.[20]

В последние годы жизни зиму В.Д. Кренке проводил в Санкт-Петербурге. Он размещает отдельные статьи в журналах «Исторический вестник», «Инженерный журнал» и «Русская старина». С приходом весны В.Д. Кренке спешил в свою усадьбу заниматься любимыми делами. Просветительскую и педагогическую деятельность Виктор Данилович не оставлял до конца своих дней.

На склоне лет уважаемому генералу пришлось пережить смерть близких ему людей. Скончалась дочь Екатерина Викторовна, разделявшая вместе с отцом педагогический труд в созданной ими народной школе. Скончался сын Александр Викторович – земский деятель и любимый народом мировой судья.

Умер В.Д.Кренке 31 мая 1893 года в своём имении и был похоронен на  кладбище Колбекской церкви. На могиле его поставили крест из белого мрамора. 4 июля 1899 года умерла его жена Александра Александровна и была похоронена рядом с мужем.[21]

Спустя двадцать три года со дня смерти генерала Тихвинское отделение Новгородского общества любителей древности выпустило книжку для народа  с названием «Виктор Данилович Кренке. К столетию дня его рождения 1816 – 1916.». В книге в доступной форме были изложены биография генерала и отдельные эпизоды его военной  и общественной деятельности.

Автором книги был местный краевед И.П. Мордвинов, которому в подростковые годы покровительствовал В.Д. Кренке. О нем у автора книги остались хорошие воспоминания как о человеке, который своими дарованиями и трудами принес большую пользу не только стране, но и конкретно жителям Колбекской округи. Вследствие данных обстоятельств имя Виктора Даниловича Кренке,  видного деятеля Тихвинского края второй половины XIX века, остается особо чтимым в памяти народной.

 

--------  *  *  *  --------

 

Л.А. Старовойтов


[1] Аспект (от лат. aspectus — вид, облик, взгляд, точка зрения) — одна из сторон рассматриваемого объекта, точка зрения, то, как он видится с определённой позиции (Википедия).

[2] «Русская старина». 1877. Т. XX. – С. 742.

[3] Памятная книжка Новгородской губернии на 1886 год. – Новгород. 1886. – 284-299.

[4] Архив РЭМ. Ф.1 Оп.2. Д. 372, 373.

[5] Титова А.А. История Тихвина в лицах. T.I. – Тихвин, 2004. – С. 145.

[6] Берташ А.В. Тихвинский Успенский монастырь // Культура Ленинградской области. – www.enclo.lenobl.ru

[7] Натурное обследование Заборьевского  и Подборовского сельсоветов // Бокситогорский район Ленинградской области. Историко-архивные исследования, инвентаризация памятников и натурное обследование. Т. IX. - Л., 1982. – С. 83-93.

[8] Натурное обследование Борского сельсовета // Бокситогорский район Ленинградской области. Историко-архивные исследования, инвентаризация и натурное обследование. Т. IV.- Л., 1982, - С. 59-61.

[9] Тихвинский край. Краеведческий сборник по Тихвинскому уезду. – Тихвин, 1926. -  С. 428

[10] Болотов А.В. Господин Великий Новгород. Воспоминания. – Париж, 1925. – С. 77.

[11] Титова А.А. История Тихвина в лицах. Т. 1 – Тихвин, 2004. – С. 73.

[12]  Памятная книжка Новгородской губернии на 1893 год. – Новгород, 1893. – С. 74.

[13] Шереметевский В. Русский провинциальный некрополь. Т. I. – М., 1914. – С. 851.

[14] Бередников С.   Н.И. Лесницкая // Тихвинец. № 1(16). – Тихвин, 1997. – С. 26.

[15] Кренке В.Д. Кадетский быт двадцатых-тридцатых годов  // Исторический вестник. 1882. Т. 8. – С. 110.

[16] Морылева Н.  О Викторе Кренке  // Чело.  2001. № 1 (20). – С. 81.

[17] Мордвинов И.П. Виктор Данилович Кренке. – Тихвин, 1916. – С. 6.

[18] Матвеев А. Большегорская волость Тихвинского уезда // Вестник Новгородского земства. 1900. № 2. – С. 24-26.

[19] Там же … – С. 24-26.

[20] Мордвинов И.П. Виктор Данилович Кренке. – Тихвин, 1916. – С. 7.

[21] Шереметевский В.  Русский провинциальный некрополь. Т. I. – М., 1914. – С. 445.

 

© 2018 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика