Очерк 4.  Археологическое  наследие  средневековья

 

- Археологическая   карта Тихвинского края периода средневековья.

- Длинные курганы.

- Сопки.

- Курганы.

- “Домики мёртвых».

- Жальники.

 

Археологическая   карта Тихвинского края периода средневековья.

Наиболее  изученными  археологическим памятниками  Тихвинского  региона  являются памятники периода средневековья (V-XV вв.). Начало  сбора сведений о памятниках древности положил указ Петра I от 13 февраля 1718 года  об  обязательной сдаче старинных редкостей  представителям государственной власти и направлении их в Кунсткамеру в Санкт-Петербург. Фактически научные раскопки археологических памятников на территории края начались в 80-х годах XIX века. В первую очередь раскопкам подверглись памятники, явно выделяемые на поверхности земли, т.е. курганы и сопки. Данные памятники вместе с жальниками сооружались в период VI-XIV веков - период средневековья.        

Начало археологическому исследованию края положил Н.Е. Бранденбург, раскопав несколько десятков курганов в среднем течении р. Паши в 1884-1885 гг. Значительное внимание оказал нашему краю А.И. Колмогоров, занимаясь, кроме археологических исследований, антропологией и этнографией вепсов. В 1910 - 1911 годах он нанёс на карту 178 курганов и 32 жальника расположенных в северной и центральных частях Тихвинского уезда, из которых исследовал 85 курганов и 18 жальников.[1] В 1909 - 1913 гг. археологические изыскания в крае проводил Н.И. Репников, который включил сведения о жальниках края в свой труд “Жальники Новгородской земли”. Сведения об археологических памятниках средневековья Тихвинского уезда, известных на начало XX века, были систематизированы И.С. Романцевым в отдельном издании “О курганах, городищах и жальниках Новгородской губернии”.

Первые археологические разведки и раскопки в Тихвинском крае в 1914-1915 годах провёл молодой тихвинец В.И. Равдоникас, с чьим именем позднее связан целый период советской археологии. Раскопки В.И. Равдоникаса в Приладожье внесли много нового в науку. Своему родному краю он посвятил небольшую книгу “Доисторическое прошлое Тихвинского края”, изданную небольшим тиражом в 1924 году в г. Тихвине.

В 1929 - 1931 годах в Тихвинском крае  работают группы археологов под руководством В.И. Равдоникаса, И.Н. Чернягина, В.И. Рассказова, проводя широкомасштабную полевую фиксацию памятников археологии по заданию ГАИМК - Государственной академии истории материальной культуры.

Великая Отечественная война надолго прервала археологические исследования в крае. Одним из первых в послевоенный период изучение памятников археологии края продолжил тихвинский учитель И.П. Крупейченко, который с 1957 года за три десятилетия исследовал 40 курганов на достаточно высоком научном уровне.

Новый этап изучения археологических памятников Тихвинского региона начался с 1969 года с развёртыванием работ проведённых под руководством С.И. Кочкуркиной, Н.А. Назаренко, В.А. Кольчатова, Е.А Рябинина, Ю.Н. Урбана и других. Н.А. Назаренко принадлежит честь открытия археологических памятников средневековья нового типа - “домиков мёртвых”, представляющих собой наземные деревоземляные погребальные сооружения IX - XI веков. С 1983 года в крае периодически работают отряды Ленинградской областной экспедиции ЛОИА АН СССР - ИИМК  РАН. Археологом В.А. Лапшиным  в 1990 - 1995 гг. создана  “Археологическая карта Ленинградской области”, в части II которой дан перечень известных к данному времени археологических памятников Тихвинского края. С 90-х годах XX века на востоке края в Бокситогорском районе плодотворно работает археолог А.Н. Башенькин, исследовавший длинные курганы на р. Чагоде, курганы XI - XIII веков в верховьях р. Лидь в местах проживания вепсов.

На территории края известно свыше 300 археологических одиночных и групповых объектов, которые можно отнести к памятникам периода средневековья. Археологических памятников других периодов открыто в несколько раз меньше. Многие памятники, особенно сопки, курганы, жальники исчезли с лица земли, особенно за последний полувековой период. В то же время нельзя говорить о полном завершении археологических поисков в крае. Несомненно, что на данной территории будут открыты новые археологические памятники, в том числе и периода средневековья.

Изучение данных археологических памятников показывает сложность этноисторических процессов проходивших на территории края. Выявлено, что финно-угорское  население края подвергалось воздействию не только славянской, но и скандинавской колонизации; отмечена самобытность местной культуры финно-угорских племён и её отличия от культуры летописной веси. Обозначены ряд проблем требующих дополнительного изучения памятников археологии периода средневековья на территории Тихвинского края.  

 

Длинные курганы.

Длинные курганы  представляют  собой  невысокие валообразные земляные насыпи. Среди них  преобладают  курганы прямоугольной формы длиной от 12-15 до 40 метров при ширине 5-10 метров и высоте 1-2 метра. Изредка встречаются насыпи длиной до 50-100 метров и более. В большинстве случаев длинные курганы находятся в общих могильниках с круглыми (полусферическими) курганами IX - XIII вв. и располагаются на песчаных возвышенностях в сосновых борах вдоль рек или дорог и на приозёрных песчаных равнинах.

На территории края культура длинных курганов занимала сравнительно небольшую площадь вдоль современных юго-восточных границ Ленинградской области. В урочище Варшавский шлюз, при впадении р. Горюн в р. Чагоду на границе с Вологодской областью, находится курганная группа известная археологам с 1930 года. При её обследовании в 1979 году зафиксированы три сопки и три длинных кургана. Два из них представляли удлиненные подпрямоугольные насыпи размерами 16,5 - 6,9 - 0,65 метра и 15 - 8,6 - 0,7 метра и одна насыпь была подквадратная (8 - 8 - 0,6 метра). Последняя была вскрыта и раскопана под руководством Расторгуевой Е.Ю.   Позднее  в  90-х  годах  оставшиеся длинные курганы исследовал археолог Башенькин А.Н.

К числу длинных курганов нашего края предположительно можно отнести удлинённую насыпь размерами 15 - 8  и высотой 0,6 метра в курганной группе Заборье-2 на реке Лидь. Одиночная удлинённая насыпь расположена в долине реки Воложба у д. Славково. Её размеры 19 - 9 метров, лежит она на наклонном краю верхней береговой террасы и имеет высоту со стороны поля до 1 метра, а со стороны склона - 1,6 метра.

На территории края частично расположилась северо-восточная часть ареала культуры длинных курганов.  За пределами края на территории Ленинградской области длинные курганы расположены в Верхнем Полужье. Здесь в Лужском районе, особенно около Череменецкого озера, десятки длинных курганов расположены совместно с сопками, древнерусскими круглыми курганами и жальниками, образуя комплекс археологических памятников с хронологическим диапазоном около тысячи лет ( от YI - YII  до XIY- XY  веков).[2]

С юга к ареалу распространения длинных курганов на территории края примыкают группы длинных курганов расположенных в Новгородской области и исследованные археологами на оз. Съезжем Хвойнинского района (Е.Н. Носов), в урочище Кобылья голова на р. Мсте и под г. Боровичи (С.Н. Орлов), у д. Заозерье (В.Я. Конецкий).

Исследователями установлено, что сами длинные курганы сооружались как в один, так и в два-четыре приёма. У населения оставившего длинные курганы господствовал обряд сожжения умерших. Кремация совершалась на стороне, а остатки трупосожжений помещались в насыпь либо с специальной урне, либо складывались в небольшую кучку, а также в ямку или рассыпались по площадке.

Вещевой инвентарь из длинных курганов невелик, наиболее часто встречаются разнообразные бусы из синего, зелёного, голубого и жёлтого стекла, разнотипные бляшки, немногочисленные браслеты и перстни, проволочные височные кольца и крайне редко – фибулы (застёжки для одежды). Из бытовых вещей широко встречаются железные ножи, реже - железные шилья и глиняные пряслица; отдельными находками представлены железные: серп, наконечник копья, долото, рыболовные крючки, удила, шпоры, а также литейные формочки. Иногда встречаются обломки костяных предметов, особенно рукоятки, покрытые орнаментом.

Типы жилищ культуры длинных курганов различны: встречены большие дома с очагом в центре и маленькие, квадратной постройки, с печью-каменкой или очагом в углу (оз. Сьезжее, д. Заозерье).

Основным занятием населения культуры длинных курганов была кратковременная подсека в сосновых борах. С одной стороны, песчаные и супесчаные почвы на которых растут сосняки, легки в обработке их бороной-суковаткой; с другой стороны, они были малоплодородными, более подверженными засухе, к тому же сосна давала мало золы для удобрения. Особый характер подсечного земледелия населения культуры длинных курганов привязывал их к определённому типу ландшафтов, поэтому их поселения встречаются на обширной территории, но в отдельных местах её они редки или отсутствуют. В целом хозяйство культуры длинных курганов оценивается рядом учёных как имеющее специфический и застойный характер.

Население, создавшее культуру длинных курганов (КДК), несомненно, славянское. В YI-YII вв. их первый поток продвинулся с территории Верхнего Поднепровья и Подвинья, где в третьей четверти I тысячелетия  были распространены памятники типа Тушемли - Акатова – Банцеровщины. Данные памятники представляли собой северную часть большого ареала колочинской культуры, расположенной в бассейне Днепра и принадлежащей славянам. Первый поток славян, движущихся на север, достиг оз. Ильмень, реки Мсты и верховьев  притоков реки Мологи. Расселившиеся в северных пределах, роды и племена принадлежали к племенному союзу кривичей. До границ Тихвинского края дошли немногочисленные группы из состава псковско-новгородской группы кривичей, оставивших в крае памятники культуры длинных курганов.

Второй, более мощный, поток переселенцев славян осел на землях вокруг озера Ильмень, по берегам рек Волхов, Мста, Молога, начиная с YIII века, и оставил после себя культуру сопок, увязанную с пашенным земледелием. Местные кривичи восприняли культуру новых переселенцев и постепенно растворились среди них.  Вследствие этого часто длинные курганы и сопки располагаются рядом в общих могильниках.

Нельзя отрицать обратного влияния местного финно-угорского населения на культуру кривичей. Археологи отмечают такое влияние в отдельных отклонениях славянского погребального обряда к традиционной обрядности чуди и веси. Возможно, что именно в период первого соприкасания с “чудным” по языку населением западных финно-угорских племён, славяне и дали им собирательное имя “чудь” и лишь позднее новгородцы выделили среди них весь, ижору, водь, корелу и другие племена.

 

Сопки.

Сопками  называются   крупные   курганные  насыпи, составляющие  особенность  древней  Новгородской земли и следовательно Тихвинского края. Курганы больших размеров встречаются повсеместно на территории занимаемой в прошлом восточнославянскими племенами, но новгородские сопки заметно отличаются по форме и строению от других курганных насыпей. Форма сопок своеобразна, она -  усечённо-коническая. Наверху сопки имеют определённо выраженную горизонтальную площадку и крутые бока. Есть сопки, которые расплылись, осели за тысячу лет, но первоначальная их форма - подчёркнутая крутобокость.

Размеры сопок весьма разнообразны - от небольших, высотой 2-2,5 метра и диаметром 12-14 метров, до грандиозных насыпей, достигающих 10 и более метров в высоту и диаметром около 40 метров. Чаще всего сопки расположены в одиночку или группируются в небольшие могильники из двух-трёх насыпей. Более крупные могильники, насчитывающие 4-12 сопок, встречаются сравнительно редко. Четверть могильников состоящих из сопок, включают в себя курганы или жальничные погребения, Располагаются сопки обычно по берегам рек или озёр в местах наиболее пригодных для сельского хозяйства.

Сопки использовались для захоронения исключительно по обряду трупосожжения. Иногда в них находят скелетные захоронения по христианскому обряду, однако эти захоронения являются относительно поздними, впускными, т.е. совершены тогда, когда сопки перестали сооружаться. Захоронения в сопках располагаются ярусами, в центре и по краям размещались каменные кладки из крупных валунов. Остатки кремации помещались или в глиняных горшках, или в специальной зольно-угольной прослойке, или заключались в неглубокие ямки, вырытые специально для захоронений. После каждого захоронения производилась подсыпка сопки. Более поздние сопки сооружались в один приём. Как правило, сопки небогаты инвентарём, в изобилии встречаются разбитые глиняные сосуды, железные ножи в мужских захоронениях, бусы - в женских захоронениях.  Находки,  в раскопанных археологами сопках, дают возможность датировать их сооружение VII-IX веками.

Археологи рассматривают сопки как памятники древности одного из восточнославянских племён - словен ильменских или новгородских. Распространены сопки там, где расселились словене - бассейн Ильменя с Ловатью, Шелонью, Мстой, Волхова, верхнее течение Луги и Мологи с её многочисленными притоками.

В Тихвинском крае группа сопок расположена около д. Озерёво на реке Чагоде. Находятся они в поле в ста метрах от левого берега реки, часть сопок испорчена, но три из них находятся в хорошем состоянии, их высота 2-6 метров при диаметре 14-27 метров. К одиночным сопкам относится насыпь в д. Усадище на правом берегу реки Чагоды, расположенная сравнительно недалеко от первой группы сопок. В верховьях р. Чагоды, на берегу оз. Боровое (Фомкинское) находится одиночная сопка высотой 6 метров и диаметром около 20 метров. Кладоискатели оставили на её поверхности несколько ям, при зачистке которых выявлены многочисленные угольные и зольные прослойки выше подошвы. Разведку сопки производил археолог В.И. Равдоникас в 1919 году. В археологическом своде В.В. Седова, посвящённом сопкам,  она обозначена под № 459.[3] Вероятно, к сопкам относилась и, расположенная недалеко от последней,  насыпь в д. Некрасово (Струги), повреждённая ямами и использованная позднее как жальничный могильник.

Несколько групп сопок расположены в бассейне рек Сяси и Тихвинки. Есть сведения, что большая сопка, располагавшаяся около г. Тихвина, позднее оказалась смытой рекой. Группа сопок из 14 насыпей, расположенная около д. Ново-Андреево на месте  бывшего Петровского Мелигежского погоста, исследовалась последовательно археологами А.И. Колмогоровым, В.И. Равдоникасом, И.П. Крупейченко. Несколько сопок, ныне разрушенных, находились на правом берегу р. Сяси у населённых пунктов Кулатино и Дмитрово. Ниже по течению р. Сяси в окрестностях Сясьского городища, в полукилометре от нынешней д. Городище, находятся остатки от некогда большой (свыше 20 насыпей) группы  сопок,  исследованных  археологами  Н.Е. Бранденбургом, Н.И. Репниковым,  А.И. Колмогоровым, В.И. Равдоникасом, О.И. Богуславским.

Несколько сопок было зафиксировано археологическими разведками у д. Захожи на юге Тихвинского района на берегах лесной речки Рапля - правом притоке р. Пчевжи, в свою очередь, впадающей в р. Волхов.

Расположение сопок на юге и юго-западе Тихвинского края подтверждает предположение о первоначальном появлении словен ильменских на данной территории с южных и западных направлений, с территории бассейнов рек Мсты и Мологи, а также Волхова - мест основного ареала расселения ильменских славян в VII-IX веках.

 

Курганы.

Курганные насыпи в Тихвинском крае распространены повсеместно. Именно они стали объектами особого внимания археологов и подверглись более интенсивным раскопкам, чем другие памятники археологии средневековья. В Бокситогорском районе целые группы курганов расположились по берегам рек Колпь (д. Ольеши), Лидь (д. Чайгино, п. Заборье, д. Гришкино, д. Максимово), Чагода (д. Озерёво), Воложба (д. Мозолёво), Тихвинка (д. Веретье, д. Галично);  в  Тихвинском районе - в долинах рек Сяси (д. Ново-Андреево, д. Липная Горка, д. Городище), Тихвинки (д. Ялгино, д. Овино), Паши (д. Горка, д. Новое Село, д. Вахрушево, д. Ратилово), Капши (д. Орехово, д. Ерёмина Гора, д. Винагора) и другие. Многочисленны также одиночные курганы или небольшие их группы, расположенные по берегам многочисленных притоков указанных рек и на водоразделах.

Первоначально археологи подразделяли курганы на две группы. Там, где похоронный обряд завершался кремацией  и сооружением насыпи, возникли курганы с трупосожжениями, остальные отнесли к курганам с трупоположениями. В дальнейшем , по мере накопления археологического материала, классификация усложнилась.

Курганов с трупосожжениями в крае вскрыто сравнительно немного. Один из них раскопан И.П. Крупейченко в пяти километрах от г. Тихвина, рядом со Смоленским шлюзом. Под насыпью кургана обнаружен зольно-углистый слой. Большая группа курганных могильников, совершённых по обряду трупосожжения, находилась на восточных границах края на реке Колпи; фактически это уже Бабаевский район Вологодской области. Раскопки у д. Новинки, а также д. Тимошкино и д. Утишье дали богатый материал, значительно расширяющий представления о жизни и быте первых славянских поселенцев в наших краях.

Почти все курганы с трупосожжениями располагаются в ареале сопок. Остатки трупосожжений почти во всех случаях помещали в верхней части курганов. Это продолжение погребальных традиций, бытовавших ранее в период сооружения сопок. Данные курганы бедны инвентарём, так как вещевой материал обычно сгорал на погребальных кострах. Сооружение курганов с трупосожжениями датируется  IX-X вв. Верхняя дата  сооружения тихвинских курганов с трупосожжениями может быть определена началом XI века, поскольку в это время, в связи с распространением христианства, ритуал сожжения умерших сменяется обрядом ингумации (трупоположения). Первоначально производимые погребения по новому обряду проводились в курганах сооружаемых по старой схеме.

Курганы Тихвинского края с трупоположениями, относящиеся к славянскому населению, сооружались в XI-XII вв. В ранних славянских курганах погребения находились в больших ямах, над каждой из которых сооружалась насыпь. Некоторые курганы имели двойные захоронения, одно из них располагалось в глубокой яме, а другое - на уровне материка.  Более поздние курганы имели каменную обкладку в основании, но высота данных курганов была меньше и составляла 0,5-1 м. Погребения находились в могильных ямах под насыпью. Умерших клали головой к западу. Погребальный инвентарь, обширный в XI веке, постепенно сокращается, что свидетельствует о распространении христианства. В XIII веке курганы постепенно, по мере уменьшения насыпей, превращаются в обычные жальники.

Помимо славянских курганов в Тихвинском крае значительное распространение получили курганные могильники приладожской курганной культуры  X - начала  XIII века. В них особенно проявилось скандинавское влияние на местных жителей. Памятники этой, во многом ещё загадочной культуры, распространены в среднем течении р. Паши, р. Сяси и р. Тихвинки.  Группа курганов на р. Паше в районе деревень Вахрушево - Ратилово была обследована и частично раскопана Н.Е. Бранденбургом в 1884-1885 гг. и В.И. Равдоникасом в 1929 году. Раскопки дали богатый материал. Наряду с многочисленными предметами вооружения, присущими  воинам-дружинникам, в курганах находилось много бытовых вещей и орудий труда.

Устройство захоронений в данных могильниках было необычным. Курган делился на мужскую и женскую половины, в центре располагался очаг. Около него обычно лежала лопата, а на небольшом расстоянии от очага помещались сковороды, посуда и другая утварь. На раннем этапе сооружения данных курганов, на мужской и женской половинах, ставили урны с прахом; в конце X-XI вв. они уже заменялись погребениями не сожженных трупов. При этом соблюдалась меридиональная - северная или южная - ориентировка трупоположений. Сооружение курганов по принципам свойственным приладожской курганной культуре прекратилось в начале XIII века.

Курганный обряд погребения умерших в X-XIII веках был свойственен также местному финно-угорскому населению. Значительное количество подобных памятников известно по раскопкам А.И. Колмогорова, проведённым в начале XX века. В конце XX века раскопки курганов в местах обитания современных вепсов (потомков летописной веси) провёл археолог А.Н. Башенькин. Он раскопал несколько курганов у д. Чайгино Радогощинской волости Бокситогорского района. Раскопки дали богатый инвентарь, расширяющий знания о занятиях средневековых финно-угров (веси), и пополнили представления о формировании и развитии финно-угорской курганной культуры в крае.

Среди курганов различных типов в Тихвинском крае пока не обнаружены курганы с сидячими захоронениями, которые в изобилии встречаются в западной части Ленинградской области на Ижорском плато, а также изредка в районах Новгородской области  примыкающих к Тихвинскому краю.

В XIII веке курганный обряд в Тихвинском крае полностью выходит из употребления. Он сменяется погребениями в жальничных могильниках, имевших место на протяжении последующих двухсот лет (XIII - XV вв.).

 

“Домики мёртвых».

В 1986 году в Тихвинском районе, в среднем течении реки Паши,  у  д. Горка  археологом  В.А. Назаренко  были раскопаны два памятника археологии, имеющие особую погребальную обрядность. Оба памятника обнаружены в прежде известной и уже изучавшейся археологами курганной группе, первоначально насчитывающей 14 насыпей. А.И. Колмогоров в 1912 году раскопал два кургана, В.И. Равдоникас в 1924 и в 1928 гг. исследовал ещё пять насыпей X-XI веков. Часть курганов была уничтожена современным кладбищем, а оставшиеся две насыпи и раскопал В.А. Назаренко.

Реконструкция показала, что каждое из вскрытых сооружений представляло собой несколько вытянутый по оси “север-юг” деревянный сруб, ( один размером З,5 на 4 метра, а другой 4 на 4,5 метра) в свою очередь закрепленный срубом несколько больших размеров и высотой до пяти венцов (рядов). Пространство между внутренним и внешним срубами было заполнено землёю, сам внутренний сруб был перекрыт крышей с опорой на дополнительные столбы. Внутри сооружения имелся очаг, над которым в крыше существовало отверстие для выхода дыма. С южной стороны этого своеобразного домика имелся дверной проём, а перед ним был выкопан ров шириной три метра при глубине 0,5-0,6 метра. Через ров было перекинуто мощное бревно толщиной 70 см, вершина которого входила через дверной проём в сооружение и была там заглублена в землю.

Погребения - остатки кремации умерших, совершавшейся в стороне от сооружения, вместе с вещами были размещены на земляных лавках вдоль сруба. Лавки закреплялись деревом. Среди вещей были найдены бусы, бляшки, навершие меча, лепные и кружальный сосуды.

Внешне сам памятник представлял небольшое, около одного метра всхолмление, вторая насыпь была несколько крупнее первой. Данные деревоземляные сооружения, в которых помещали остатки кремаций, археологи назвали домиками мёртвых. Время их сооружения предположительно составляет конец IX - начало XI века.[4] Археологическими  разведками последних лет остатки “домиков мёртвых” обнаружены в более чем полутора десятке мест по берегам многих рек, впадающих с юго-востока в Ладожское озеро. В Тихвинском районе они расположены в низовьях реки Капши (приток Паши), у д. Орехово, Винагора, Лихачёво. Два “домика мёртвых” ( Орехово-2, Орехово-4) были раскопаны В.А. Назаренко в 1988-1989 годах. Обследованы “домики мёртвых” на р. Тихвинке у д. Усть-Шомушка и д. Ялгина Гора, а также на р. Сяси около д. Липная Горка.  В.А. Назаренко относит к “домикам мёртвых” также и раскопанную им в 1973 году подквадратную насыпь в группе курганов у д. Галично Бокситогорского района.

Принадлежность “домиков мёртвых” к определённым обитателям Южного Приладожья или Тихвинского края установить пока не представляется возможным, хотя у учёных есть интересные гипотезы на этот счёт. Но пока можно лишь уверенно утверждать, что в Тихвинском крае наряду с приладожской курганной культурой существует и культура наземных деревоземляных погребальных сооружений - “домиков мёртвых”.

 

Жальники.

Самыми многочисленными археологическим  памятниками на территории Тихвинского края являются жальничные погребения. Жальники - это древние кладбища, состоящие из грунтовых могил, обложенных поверху камнями в виде круга или прямоугольника. Начало возникновения жальничных погребений относится к XII веку, прекращают сооружать жальники к концу XV века. Их распространение в крае связано с распространением христианства. Менялись религиозные взгляды, постепенно изменялся и похоронный обряд. От захоронений в курганах население края постепенно перешло к жальничным погребениям.

Древнейшие жальничные погребения имеют ограждение в виде круга, иногда разделённого перегородкой для двух отдельных захоронений. В более поздних жальниках круг превратился в овал, который одновременно увеличил свои размеры для семейных погребений, причём в головах и ногах захоронений стали помещаться крупные валуны. Приблизительно в XIV веке овальные ограждения переходят в четырёхугольные; вместе с тем булыжники ограждений местами заменяют колотыми каменными плитами. Этот,  третий,  тип жальничных захоронений использовался до полного исчезновения обычая сооружать жальничные погребения.

Инвентарь жальничных захоронений небогат. Что касается положения костяка, то он за редким исключением лежит на спине, головою на запад, положение рук разнообразное. Как большая редкость в жальниках встречаются  погребения в сидячем положении. В поздних жальничных погребениях встречены следы бересты, которою прикрывались тела захоронённых. В погребениях конца XV века найдены железные гвозди от гробов, устроенных из досок толщиною чуть более 3 см. В земле, наполняющей саму могильную яму, иногда встречаются угольки и лёгкие зольные прослойки, а также отдельные черепки от горшков. Это, несомненно, свидетельства о тризне, проводимой родственниками покойного.

Анализируя расположение жальников в крае можно отметить, что они располагаются в местах издавна связанных с расселением славянского населения. Можно выделить и общие закономерности в их размещении. Большинство жальников удалено от жилья и расположено на естественной возвышенности и поросли деревьями. Местное население часто переносит название жальники именно на сами деревья; отсюда рождаются такие выражения, что мол жальник в их деревне был, но вот его вырубили. Другая часть населения считает жальники могилами “забудущих родителей”. На многих жальниках стояли часовни, находились каменные кресты; теперь те и другие редкость, хотя часть жальников и ныне используется под современные кладбища.

Каменные кресты, встречающиеся в жальничных погребениях можно разделить на два главных типа: четырёхконечные и вписанные в круг, так называемого новгородского типа. В свою очередь археологи подразделяют четырёхконечные кресты ещё на шесть подтипов. Всё это говорит о их многообразии и былой многочисленности в жальничных захоронениях.

Значительное количество жальников погибло от хозяйственной деятельности человека. Ещё в начале XX века на территории края в бассейне реки Тихвинки было зарегистрировано 28 жальников, в бассейне реки Чагода - 19 жальников, в бассейне реки Воложба - 23 жальника.[5] На нынешней территории г. Пикалёво и в его окрестностях жальники находились почти в каждой существовавшей тогда деревне (Ивановская, Аринино, Новая деревня, Ладыжно, Баламутово, Повышево, Обрино, Новли, Матвеевская, Дуброва, Селиваново, Шипково). Ныне жальников осталось единицы. Остаётся только сожалеть о том, что с лица земли исчезают памятники, несомненно, принадлежавшие славянскому новгородскому населению периода XIII-XV веков.

Л.А. Старовойтов,
 


[1]  Колмогоров А.И. Тихвинские курганы. Труды XV Археологического съезда. Т. 1.- М..: 1914.

[2]  Лебедев Г.С. Археологические памятники Ленинградской области. - Л.: 1977. - с. 78.

[3]  Седов В.В. Новгородские сопки. - М.: 1970. - с. 50.

[4]  Назаренко В.А. О первой находке «домика мёртвых» в Приладожье.  //Тихвинский сборник. Вып. 1. –Тихвин: 1988. - с. 75-79.

[5]  Репников Н.И. Жальники Новгородской земли. // ИГАИМК, т. IX, вып. 5, 1931.

 

© 2018 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика