Битва на реке Рядани

Данная битва не является вымыслом, догадкой или легендой. Она подтверждается историческими документами и произошла в Смутное время в начале сентября 1613 года. К этому времени события в России приняли следующий разворот. Двадцать первого февраля 1613 года в Москве был провозглашён царём избранный Земским собором юный Михаил Федорович Романов. Однако польская и шведская интервенция в нашу страну продолжалась. В Новгороде находились шведские войска под командованием Якова Делагарди, а новгородские бояре во главе с И.Н. Одоевским предложили русский престол брату шведского короля Карлу Филиппу.

В Тихвине находился отряд шведских войск под командованием Лакумба и отряд из новгородских дворян под командованием воеводы Андрея Трусова, подчинявшийся шведам.

«Во вторник после Духова дня во втором часу дня...» (25 мая 1613 года) тихвинцы восстали и перебили шведов. Восстание было организовано игуменом Тихвинского Большого монастыря Онуфрием и воеводой Андреем Трусовым. В день восстания на помощь тихвинцам пришёл отряд Дмитрия Воейкова (400 человек).

Для подавления восстания шведы направили небольшое войско, состоящее из профессиональных наёмников, которые нанесли поражение отрядам А. Трусова и Д. Воейкова. Тихвинцы укрылись за стенами монастыря.

На помощь тихвинцам правительство царя Михаила Романова отправило отряды воевод С. Прозоровского и Л. Вельяминова, которые 24 июня 1613 года вступили в Тихвин. Шведы сожгли Тихвинский посад и отошли к селу Грузино на Волхове. Воевода С. Прозоровский принял меры по укреплению тихвинских монастырей – Успенского Большого мужского и Введенского женского.

К августу 1613 года шведы получили значительное подкрепление. В их войске появились новые наёмники – немцы, французы, шотландцы, финны и другой европейский сброд, обладавший высокими профессиональными воинскими навыками.

Шведы также привлекли на службу свыше 2 000 человек из польско-литовского воинского отребья, служивших ранее полякам и самозванцу Лжедмитрию II. В их числе преобладали украинские казаки – «черкасы». Возглавляли «черкас» или «литву» полковники Сидорка и Барышполец.

В начале августа 1613 года шведское войско появилось под Тихвином. Русские укрылись за стенами монастырей, для них началось знаменитое «тихвинское осадное сидение». К 11 августа 1613 года шведы сосредоточились для атаки слабо укреплённого тихвинского Введенского монастыря.

За неделю боёв воины С. Прозоровского отбили четыре попытки штурма монастыря. Семнадцатого августа 1613 года шведы с помощью пороховых петард взорвали ворота, проделали проломы в деревянных стенах и устремились на штурм Введенского монастыря.

Шведская пехота и наёмники легко расправились с войском С. Прозоровского, уничтожив до 700 человек и захватив 5 знамён. Часть русских воинов, покинув монастырь, разбежалась по окрестным лесам, а остатки отряда во главе с С. Прозоровским сумели пробиться и укрылись за стенами Большого монастыря.

Осаждённые тихвинцы стойко держались, отбивая атаки шведов. Шведы приступили к планомерной осаде, сделав Введенский монастырь своей главной базой. Наёмники-«черкасы» заняли Боровинский, Николо-Беседный и Антониево-Дымский монастыри и обеспечивали шведов продовольствием, грабя крестьянское население в окрестностях на десятки вёрст.

Игумен Тихвинского Успенского Большого монастыря Онуфрий и воевода А. Трусов отправились из Тихвина по большой Московской дороге за помощью в направлении Устюжны-Железнопольской. По дороге они встретили отряд под руководством Исайи Сунбулова, направлявшийся на помощь тихвинцам.

Значительный по численности отряд И. Сунбулова состоял из русских казаков, отрядов татар и небольшого количества дворян, представляющих профессиональное русское войско. Сунбуловцы вначале отбросили «черкас» к Николо-Беседному монастырю, а затем отошли на расстояние 15 вёрст от Тихвина по Московской дороге и попытались укрепиться у деревни Турково на реке Рядани недалеко от впадения её в реку Тихвинку. Здесь И. Сунбулов рассчитывал дождаться подкреплений, так как отряды воевод В. Неплюева и Ф. Плещеева были уже на пути к Тихвину.

Шведы действовали быстро и решительно. Для осады Большого монастыря они оставили незначительные силы и вместе со всеми «черкасами» бросились на сунбуловцев. Шведский историк XVII века Юхан Видекенд в своём труде писал, что шведы «…уложив большую часть на месте, остальных загнали в реку поблизости; самого предводителя взяли в плен с сыном и 25 знамёнами и с триумфом повели в Новгород».

Под предводителем шведский историк имел в виду тихвинского игумена Онуфрия, которого шведы показали осаждённым тихвинцам перед отправкой в Новгород к Якобу Делагарди. Наличие сына у игумена сомнительно, хотя он мог постричься в монахи, уже имея сына.

Лишь небольшая часть отряда И. Сунбулова отбилась от шведов и «черкас» и прорвалась в южном направлении. Впоследствии его отряд сражался со шведами у Белой (Неболчи) и под Бронницами (восточнее Новгорода).

Битва на реке Рядани у Туркова в начале сентября 1613 года упоминается русскими и советскими историками по ходу изложения тихвинских событий очень кратко и без указания места сражения. В подтверждение своей гипотезы места битвы на реке Рядани приведу выдержку из исторического документа, опубликованного во втором томе Дополнений к актам историческим.

В данном документе излагается донесение белозерскому воеводе от своих разведчиков, направленных под Тихвин. В нём указано, что «…Аршин (татарский мурза на службе И. Сунбулова) с казаки пришли на Турково и учали ставить острог; и те немецкие и литовские люди пошли на них и наших людей из острожку разгоняли …». В данном донесении точно указано место возведения укреплений – Турково, находящегося в 15 верстах от Большого монастыря.

Результаты битвы на реке Рядани ввели в уныние осаждённых в Тихвинском Большом монастыре. Среди них появились перебежчики, указавшие слабые места в русской обороне шведам. Те усилили осаду и начали вести подкоп под стены монастыря.

В свою очередь итоги сражения на реке Рядани оказали воздействие на войско интервентов. «Черкасы» не получили очередного жалования от шведов, а трофеи, взятые под Турково, были невелики и их не удовлетворили. Поэтому они 13 сентября 1613 года отправились от Тихвина на Северную Двину для грабежа ещё не пострадавшего в период Смутного времени Русского Севера.

Часть шведского войска, включая наёмный полк Мёнихгофа, не получив обещанного жалования, также ушла от Тихвина. Осаждённые тихвинцы не стали медлить и 14-15 сентября 1613 года под руководством С. Прозоровского нанесли поражение оставшимся шведам, которые бежали в Новгород.

Битва на реке Рядани в начале сентября 1613 года, несмотря на поражение русских войск, по своим последствиям сыграла позитивную роль. «Тихвинское осадное сидение» закончилось, но не закончилась война. Ещё в течение нескольких лет наш край подвергался страшному опустошению со стороны шведских и польских интервентов и их пособников.

«Черкасы» разбились на несколько отрядов и двинулись разными дорогами в направлении северо-востока от Тихвина. Первоначально они продвигались медленно, тщательно обыскивая встречающиеся деревни и разыскивая в лесах спрятавшихся жителей. Отнимали продовольствие, лошадей, сани. Многие деревни были сожжены, а их население разогнано, частично погибло или взято в плен.

Часть пленных, из числа молодёжи, «черкасы» превратили в своих «пахолков». Парни были слугами при казаках, они обязаны были следить за лошадями хозяина и его имуществом в обозе. При штурме укреплений они шли впереди своих хозяев с оружием в руках. Пленные девушки и молодые женщины прислуживали в обозе и были утехой для «черкас». Несмотря на частое бегство пахолков из отрядов, захватить новых для запорожских казаков не представляло труда.

В исторических документах XVII века пребывание «черкас» или «литвы» в нашем крае отражено несколько раз. Некто Гриша Аристов прибыв в Белозерск в сентябре 1613 года доложил местному воеводе, что «литовские люди» были на Воле и ушли с Воли «неведомо куды».

Волей в те времена назывался Иванский Вольский погост с центром в деревне Поток современного Лидского сельского поселения. Из Сомино через Вольский погост шла Белозерская дорога, по которой и шёл в разведку Гриша Аристов.

После наступления холодов и установления санного пути «черкасы» стремительно бросились в поход на Русский Север. Под Холмогорами они потерпели поражение от местных воевод и, обогнув Онежское озеро, попытались двинуться к Новгороду на соединение со шведами. Русские казаки, стоявшие в окрестностях Тихвина, встретили «черкас» на реке Свирь и разгромили их. Полковники Сидорка и Барышполец были убиты, а остатки «литвы» лесами бежали к Новгороду, огибая Тихвин с востока. Их отряды представляли по-прежнему большую опасность для местного населения.

Об этом свидетельствует другой исторический документ, опубликованный в Архиве Строева, том II. В нём говорится, что небольшой отряд русских казаков, собиравший продовольствие в Пелушах (современное Радогощинское сельское поселение), подвергся нападению «литовских людей» и был разгромлен 25 января 1614 года. Затем «литва» снова ушла в неизвестном направлении.

Территория края подвергалась нападению вплоть до начала 1619 года. В период до заключения Столбовского мирного договора 27 февраля 1617 года в крае действовали шведские наёмники, а затем до Деулинского перемирия с Польшей 1 декабря 1618 года периодически до наших окрестностей доходили польско-литовские отряды, имеющие в своём составе тех же украинских казаков – «черкас». Тихвинские воеводы неоднократно жаловались в Москву на невозможность получения пороха и свинца с Устюжны-Железнопольской вследствие перехвата дороги противником.

Память о «литовском» разорении края сохранялась на протяжении нескольких сотен лет. Легенды о «литве» дошли до наших дней. В одной из них жители маленькой лесной деревушки Заборье, расположенной близ деревни Стехново в окрестностях современной станции Подборовье, несколько десятков лет назад излагали события многовековой давности следующим образом (информатор Суренков Ф.В.):

«На старом кладбище (ныне жальник) около деревни во время «литовского разорения» находилась церковь. «Неверующая литва» (униатского и католического вероисповедания) стала стрелять через ограду в церковь, где укрывались люди. Пуля угодила в икону Пресвятой Богородицы. Разгневанная Божья Матерь ослепила врагов, а набежавшие скверские и соминские мужики легко расправились с ними».

Данная легенда в какой-то степени отражает борьбу жителей нашего края за свою свободу и независимость от иноземных захватчиков в тяжелейшее Смутное Время.

Л.А. Старовойтов,
краевед.

Источник: Газета "Рабочее слово", №4 (2681) от 29 января 2015 



Документы по теме:
::  Публикация в газете (293Кб)


© 2017 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика