Как продавали наших предков


Николай Васильевич Неврев «Торг. Сцена из крепостного быта. 
Из недавнего прошлого». 1866 год

Читатель, обратившийся к газете «Санкт-Петербургские ведомости» более ста шестидесяти лет назад в №246 от 28 октября 1847 года, на пятой странице в левом нижнем углу мог прочитать следующее объявление: «Новгородский Приказ Общественного Призрения вызывает желающих к назначенному в присутствии его торгу 2 января 1848 года… на продажу имения состоящего Тихвинского уезда… 20 наличных мужеска пола душ с принадлежащею к ним землёю и прочим имуществом…».

Данное газетное объявление было обычным для своего времени. У людей, его прочитавших, оно не вызывало почти никаких эмоций по поводу предстоящей сделки. Продажа людей была обычным делом. Многих больше интересовало, кто продаёт и по какой цене. В данном случае в Тихвинском уезде прочитавшие данное объявление узнали, что на торги за долги разным кредиторам было выставлено имение престарелого капитана Алексея Петровича Лутохина, одного из местных героев Отечественной войны 1812 года.

Необходимо также учитывать, что подавляющее большинство жителей Тихвинского уезда и города Тихвина было безграмотным, и газеты читали лишь отдельные представители богатых сословий – дворян и купцов. Купцы были в основном безразличны к подобным объявлениям, им они давали лишь информацию о платёжеспособности того или иного дворянина. Приобрести крепостного человека купцы не могли по существующим законам Российской империи.


Бюст Императора Александра II 
работы А.А. Аполлонова. г.Тула.

Обращение в вышеприведённом объявлении ко всем «желающим» означало, что желающими купить людей могли быть только дворяне. Эту привилегию в Российской империи дала им императрица Екатерина II. В её эпоху строчки в столичной газете о продаже дворовой девки, «умеющей вить волосы», стояли рядом с объявлениями о продаже кареты или вороных жеребцов.

Последующие российские императоры, понимая безнравственность владения одних людей другими, постепенно склонялись к ограничению, а затем и к полной отмене крепостного права. Император Павел I ограничил барщину тремя днями в неделю. Император Александр I издал указ о вольных хлебопашцах, позволяющий дворянам давать волю и землю своим крепостным крестьянам.

Дворянство не спешило отпускать от себя крепостных крестьян. За несколько десятков лет действия указа 1803 года тихвинские помещики отпустили из крепостной неволи по данным 1844 года лишь 249 человек. Из местных дворян наиболее человечными оказались Римские-Корсаковы, воспользовавшиеся данным указом.

В царствование Николая I было окончательно запрещено под любым предлогом продавать крепостных крестьян без земли. Каждая сделка с крепостными, как и продажа земли и усадьбы, проходила через Сенат, который о каждой купчей извещал в Сенатских объявлениях, выходивших приложением к газете «Санкт-Петербургские ведомости».

В Устюженском уездном суде 21 мая 1823 года была совершена купчая на крестьянина деревни Тюменской (Засоминье) Никольского Суглицкого погоста. Соминский крестьянин Григорий Лукьянов, как было указано в купчей, был продан вместе с женою Афимьею и сыном Михаилом с его женой Федорой, со всем их крестьянским строением и имуществом, с пашенною и непашенною землёю, лесом и сенными покосами, общей площадью 25 десятин за 1 050 рублей.

Новый владелец крестьянской семьи поручик граф Владимир Алексеевич Мусин-Пушкин тем самым расширил своё имение в Сомино. Старый владелец майор Александр Христианович Нолкен, по всей видимости, избавился от ненужной ему крестьянской семьи в связи с занятостью на военной службе. Крестьянская семья досталась ему по наследству от отца Христиана Ивановича Нолкена, который в 1802 году был смотрителем Соминской пристани. Данная пристань действовала на протяжении многих лет ещё до открытия Тихвинской водной системы.

Российское дворянство к периоду отмены крепостного права 19 февраля 1861 года вело во многом паразитический образ жизни, отказавшись от государственной службы, существуя за счёт труда крепостных крестьян.

Множество крестьян находилось в непосредственном услужении дворянам. В 1844 году в Тихвинском уезде числилось 723 представителя дворянских семей, а в городе Тихвине – 73 души обоего пола. Их обслуживали в усадьбах уезда 2 861 человек, а в городе проживали вместе с господами 324 человека из дворовых крестьян. Такое количество слуг уже начало обременять некоторые дворянские семьи, и их начали понемногу переводить в тягло на землю в деревню.

Неумелое хозяйствование многих дворян, разгульный образ жизни молодых дворян в столице вели к разорению дворянских семейств. Поправлять дела приходилось продажей земель и лесных угодий. В 1826 году прапорщица Ольга Колтовская продала титулярному советнику Никифору Унковскому в Воскресенском Лученском погосте (ныне Пикалёво) свыше 122 десятин земли за 2 400 рублей.

Более предприимчивые дворяне стремились приумножить своё имение. В 1827 году помещик капитан-лейтенант Александр Матвеевич Зиновьев покупает два земельных участка в 30 и 26 десятин стоимостью по 500 рублей каждый в деревне Кузнецово и пустоши Залесье у лейтенанта Дмитрия Васильевича Баранова в Михайловском Озерском погосте.

Потребность в деньгах вынуждала многих дворян закладывать своё имение в Государственном заёмном банке или брать в долг у частных лиц. При неуплате долгов имение выставлялось на продажу, и крепостные крестьяне могли лишь гадать, кто же станет их новым хозяином.

Имение пожилой барыни, штык-юнкерши Марии Ивановны Головиной, находящееся в разных деревнях Воскресенского Лученского погоста, заключающееся в 49 мужских душ и 49 женских душ с землёю 600 десятин, было выставлено в 1826 году на торги за неплатежи Государственному заёмному банку. Неизвестно чем закончилось данное дело вскоре скончавшейся помещицы, но известно, что на момент отмены крепостного права деревни Захожа, Почепово, Самуйлово Лученского погоста принадлежали дворянину Головину. Возможно, дворянам Головиным удалось сохранить за собой часть выставленного на продажу имения.

А вот дворяне Головцыны потеряли свои родовые земли в деревне Зиновья Гора. Тринадцатого сентября 1841 года на страницах «Новгородских губернских ведомостей» было помещено следующее объявление: «В Новгородском Губернском Правлении будут продаваться: по приговору Тихвинского Уездного Суда, за иски разных кредиторов, имение Тихвинской помещицы майорши Елены Головцыной, состоящее Тихвинского уезда Лученского погоста в деревне Зиновьевой Горе, заключающееся из господского старого деревянного одноэтажного дома со службами и из дворовых людей и крестьян: наличных муж. 5 и жен. 4 душ с землёю, находящейся при означенной деревне в одной окружной меже с прочими владельцами… Имение то оценено в 1 294 рубля ассигнациями. Срок торгу назначен будущего ноября 17 дня, с переторжкою через три дня».

Современному человеку трудно представить, что наши предки, ещё и не столь отдалённые, были чьим-то имуществом, и хозяева ими распоряжались, как хотели. Елена Григорьевна Головцына, поправив свои финансовые дела продажей дворовых и крепостных крестьян с их семьями, переехала к родственникам и после смерти была похоронена на кладбище Пярдомльской церкви (ныне Бокситогорск).

Постепенно выбывали из нашего края представители распространённого обедневшего княжеского рода Мышецких, распродав недвижимое и движимое имущество, в том числе дворовых и крепостных людей.


Российский серебряный рубль 1841 г.

Помещичью усадьбу в деревне Михайлово в вернем течении Чагоды в XVII веке основал князь Терентий (Лаврентий) Мышецкий, бывший воевода Олонца и Заонежья. Под его рукой находились михайловские, фалилеевские, пронинские и другие крестьяне, которые обеспечивали его безбедную жизнь. При нём в Михайлове в 1653 году была построена деревянная Ильинская церковь.

После смерти князя Михайловское поместье в 1672 году перешло к его племяннику князю Егору Афанасьевичу Мышецкому и далее передавалось от отца к сыну, внуку, правнуку – Степану, Ивану, Федору. Все Мышецкие из данной княжеской ветви служили в небольших чинах, рано оставляли службу, женились на дочерях дворян из соседних имений, подобно Степану Егоровичу женатому на дочери Михаила Кузьмича Култушева из д. Носово (Волокославский погост).

Хозяйствовали князья Мышецкие по старинке, постепенно увеличивая баршину и оброк, но денег не хватало, а отдельные части имения ушли в качестве приданого дочерям и при разделах с братьями, а также проданы для покрытия карточных долгов. В 1824 году князь Федор Иванович Мышецкий продал старый господский дом в Михайлове и в деревне Пронино 6 крепостных мужиков с «их женами и детьми», а также 1346 десятин земли общей стоимостью в 6 247 рублей.

Имение это было выставлено на торги по требованию Марии Мышецкой, жены Федора Ивановича, с которой он по-семейному не смог уладить отношения и был должен ей по двум заёмным письмам 25 000 рублей. Имение Михайлово перешло в другие руки. В 1861 году оно принадлежало трём владельцам – дворянам Н.И. Унковскому, Иванову и М.А. Киовой.

На усиление эксплуатации крестьянство отвечало всё возрастающим сопротивлением. Сильные крестьянские волнения произошли в Озеревском погосте в 1826 году в имениях Теглевых и Путиловой. Для усмирения крестьян была выз-вана военная команда во главе с генералом Бергманом. Она подавила крестьянские волнения и жестоко расправилась с крестьянами. Участники волнений были наказаны плетьми, а зачинщики были отправлены в Кронштадт в арестантскую роту и отданы под суд.

Помещики Иван Теглев и Анна Путилова в 1828 году частично избавились от непокорных крестьян, выставив на торги 12 душ мужского и 4 души женского пола из деревни Моклаково и 2 мужские и 4 женские души из деревни Утликово. Они были оценены в 4 200 рублей вместе с полагающей им землёю 110 десятин.

Пятого марта 1861 года в день Пасхи под звон колоколов народу был объявлен манифест императора Александра II об отмене крепостного права, подписанный им накануне 19 февраля. Многовековое крепостное состояние части русского народа, очень похожее на рабство, ушло в прошлое. Россию часто упрекают в том, что сделано это было довольно поздно по сравнению с европейскими странами. Действительно это так, но так уж сложился ход истории. В самой демократической стране мира, какой себя считают жители США, рабство было отменено ещё позднее, лишь в ходе кровопролитной гражданской войны Севера и Юга в 1861-1864 гг.

В 1911 году в пятидесятилетний юбилей отмены крепостного права потомки крепостных крестьян отметили его установкой памятников «царю-освободителю» Александру II. На территории нашего района их поставили в сёлах Сомино, Озерево, Больший Двор (Анисимово) «при большом стечениинарода», как об этом писала новгородская губернская пресса.

Через шесть лет памятники были торжественно снесены «трудовым народом», как об этом писала впоследствии советская пресса. Но никакое низвержение памятников не устраняет сразу затаённое в глубинах сознания чувство рабской покорности, сохраняющееся у некоторых наших современников на генетическом уровне, перед вышестоящими руководителями всех мастей. Для его исчезновения нужен период времени неменьший периода существования крепостного права.

Л.А. Старовойтов,
краевед.

Источник: Газета "Рабочее слово", №8 (2685) от 26 февраля 2015 



Документы по теме:
::  Публикация в газете (302Кб)


© 2017 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика