Нечистая сила

Чувство наличия рядом с нами, поблизости или в отдалении, в определённом месте или в темноте, какой-то неведомой, часто враждебной силы, то нарастающей, то исчезающей, присуще большинству современных людей. Эта неведомая, нечистая сила таится в нашем подсознании с первобытных времён. Она благополучно пережила периоды каменного века и первые верования человека, отражённые в анимизме, фетишизме, магии и в других языческих верованиях.

Уверенность в наличии нечистой силы сохранялась у наших славянских предков, воспринявших христианство. В нашем крае это видно из первых, наиболее ранних, сохранившихся письменных документов. В писцовой книге 1496 года писца Юрия Сабурова при описании погоста Волок Готславль упомянута деревня Чертово на юго-восточной оконечности озера Боровое (Фомкинское). Неспроста, по-видимому, соседние жители так звали данную деревню, наверняка её первые основатели в глазах соседей были связаны с самим чертом.

Данная деревня давно исчезла, но название окружающей местности Чертово сохранилось до наших дней. Оно может исчезнуть лишь с исчезновением местного населения. Нечистая сила также не живёт без людей.

Другим местом, где в старые времена водились черти, была деревня Чертовы харчевни, расположенная на пересечении Ярославского тракта и реки Рядани недалеко от деревни Зиновья Гора, близ Пикалёва. Её описал в очерке «От Тихвина до Весьегонска» краевед-натуралист И. Тюменев в 1899 году. По словам местного ямщика, по дороге к данной деревне сплошь и рядом можно было слышать, как в лесу кто-то хохочет, кричит, шумит, хлопает в ладоши, что, несомненно, могли делать только веселящиеся черти.

В нашем крае довольно предостаточно мест, где водились в изобилии черти. Их имели местные колдуны, а также женщины-ведьмы, которые распоряжались ими и могли передать другому человеку, завещать по наследству или даже продать.

В газете «Новгородская жизнь» в №61 за 1909 год был помещён очерк «Тихвинские черти», в котором описывается продажа чертей богатой санкт-петербургской цыганке местными жуликами-торговцами нечистой силой. Не сразу нашлись необходимые цыганке черти, её отправили в различные места, где они обитали. Такими местами были Сомино, Чудцы, Озера (Окулово), но местные черти не устраивали богатую цыганку. Наконец, они нашлись в самом Тихвине, где и были проданы за приличную сумму.

Обладание чертями приносило не только пользу, но могло принести и крупные неприятности. По словам знающих людей нашего края, чертям необходимо всё время давать работу, так как безработные черти могут навредить хозяину. В 1909 году газета «Новгородская жизнь» поместила сообщение о том, что в Колбеках у Холодного ручья черти крестьянина разорвали, так как он не дал им работы.

Изобилие чертей в крае отразилось на их специализации, в окружающей якобы действительности воображаемого мира находились рядом лешие, домовые, баенники, овинники, кикиморы и другие. На протяжении столетий многие из них изменились в представлении народном и стали более добрыми, наподобие современного «шушка», обитающего где-то рядом с нами в современной квартире.

Более кровожадным является его собрат-банник, обитающий на даче и избравший местом проживания баню. Говорят, банник может даже задушить человека в бане, особенно если мыться в третьем пару.

Нечистая сила из числа водяных, упырей, русалок, обитающих в воде, известна не только у русских жителей нашего района, но и у вепсов. Тихвинский археолог, ставший советским академиком, В.И. Равдоникас в 1925 году в малоизвестной книжке «Чухари» описывает приключения водяника из озера Койгушского следующим образом: водяник Койгушского озера не отличался особенной нравственностью, и в наказание за это «главный водяной края» решил выселить его из богатого рыбой озера. Для этого вся вода вместе с рыбой была выпущена, и местный водяник со всем своим скарбом остался на льдине. Один сердобольный мужичок перевёл его в соседнее Ванюшкино озеро.

Спустя некоторое время главный водяной, не желая лишать местных жителей рыбы, снова пустил воду в Койгушское озеро. Узнав об этом, водяник перебрался обратно в своё озеро. Через некоторое время всё повторилось и повторяется до сих пор благодаря цикличности карстовых явлений в крае и связанных с ними периодическим уходом воды из большинства местных озёр.

Подобные случаи, но только связанные с исчезновением раков в местных речках, записаны этнографами в юго-западной части Тихвинского уезда. В обоих случаях налицо прослеживается жадность и склонность к азартным играм местных водяных.

Иногда деятельность водяных приводила к жертвам среди местного населения. На их счету много утопленников, а у их братьев водяных-болотников или бочажников немало сгинувшего в болотных омутах скота.

С водяными были тесно связаны мельники, и среди крестьян ходили слухи, что мельники специально сталкивали в мельничный омут припозднившегося путника. Чаще, однако, предполагалось, что водяной сам забирал обещанную жертву. Так или иначе, гибель людей возле мельницы (и даже вообще в воде) часто считали следствием такого договора. В 1898 году в деревне Золотове близ Колбеков крестьянин на реке Воложбе поставил плотину для мельницы, а летом в ней утонули два мальчика. Тогда вся деревня собралась и требовала разрыть плотину, так как люди считали, что мельник обещал отдать детей водяному.

У водяного местных русских представлений, как и полагается приличной нечисти, была супруга – водяница. Об этом также свидетельствует факт, отражённый в печати. Явление водяницы в деревне Лученская Горка (Пикалёво) описано в газетном очерке «Новгородского листка» в 1882 году. За неимением поблизости у деревни озерка или речки водяница явилась местной крестьянке в бане. В это же время произошло явление водяницы другой женщине, стиравшей бельё в реке Тихвинке в Озерах.

Леший, обитающий в нашем лесу, ведом многим, особенно тем, кто в поисках лесных даров стремится забраться подальше в глушь. Он любит на мгновение показаться на глаза, а затем превратиться в какую-либо корягу или пень-выворотень.

Леший не чурается любовных похождений и потому частенько наведывается к соседней бабе-яге. Его жена, лешачиха, очень ревнива и не даёт спуску тем, кто оказывается у неё на пути. Даже если вам удалось после долгого блуждания по лесу выйти на какое-либо пересечение лесных дорог, то имейте в виду, что ещё ничего не закончилось.

Как говорят на росстанях (перекрёстках), каждый должен перекреститься и, помилуй бог, здесь выругаться или сказать грубое слово. Потому что, по словам древних стариков и старух, всякая беда может случиться. На перекрёстках даже брать ничего нельзя. Недаром в старину на росстанях ставили поклонные деревянные или каменные кресты. К юго-западу от Пикалёва на лесном перекрёстке дорог в Могатино и к Спасскому озеру с незапамятных времён находился поклонный каменный крест.

От проказ лешего можно избавиться, если иметь с собою некоторые вещи. Леший, как и другая нечистая сила, боится креста, чеснока, огня и света, молитвы, соли, святой воды, а при случае нечистикам можно погрозить осиновым колом или серебряной пулей.

Во многих российских областях жену лешего называют кикиморой. В нашем крае кикимора к лешему не имеет никакого отношения. Сказывается наше местное происхождение от новгородских языческих предков, у которых кикимора была духом мечтаний и ночным божеством сна.

Видеть кикимору случается очень редко. Она может предстать в образе девушки в белой рубахе или в другой какой-либо белой одежде. Говорят, кикимора живёт до святок в гумнах, а после святок куда-то уходит. Зла на неё никто не держит, лишь иногда крестьянка-мать может ругнуть свою не могущую оторваться от сна взрослую дочь, называя её кикиморой сонной или ночной.

Ведьмы широко распространены в нашем крае. Сведущие люди говорят, что они существуют до сих пор. Ведьма это «ведающая женщина», взявшая своё начало от древних славянских Вед. Она наделена способностью влиять почти на все существенные стороны жизни через колдовство и обращение к нечистой силе. У данных женщин «ведовство» становится семейным, домашним делом. В деревне женская ворожба (колдовство) всегда было отрицательным явлением и источником разнообразных бед. Все знали, что бы ни случилось в крестьянской семье, виновной была ведьма. На неё всегда можно было свалить все неприятности и настроить против неё местных жителей.

В конце XIX века в ряде деревень нашего края произошла вспышка опасного психического заболевания – кликушества. В деревне Большой Двор она прошла без особых последствий. А вот проявившаяся в 1879 г. в деревне Врачево Деревской волости Тихвинского уезда Новгородской губернии эпидемия кликушества кончилась сожжением подозреваемой в «порче людей» крестьянки Игнатьевой, признаваемой всеми в округе ведьмой.

Факт сожжения ведьмы получил широчайшую огласку не только в России, но и в Европе. Мировая печать называла Тихвинский уезд «столицей российского мракобесия». Русский учёный В.М. Бехтерев отразил данный случай в статье «Внушение и его роль в общественной жизни». Вот как он описывает данное происшествие: «Убеждение, что Игнатьева – колдунья, находило себе поддержку в нескольких случаях нервных болезней, которым подвергались крестьянки той местности, где поселилась Игнатьева.

Около Крещения 1879 г. Игнатьева приходила в дом к крестьянину Кузьмину и просила творогу, но в этом ей отказали; вскоре после того заболела его дочь, которая в припадке выкликала, что попорчена Игнатьевою. Такою же болезнью была больна крестьянка деревни Бередниково Марья Иванова.

Наконец, в конце января 1879 г. в деревне Врачево заболела дочь крестьянки Екатерина Иванова Зайцева, у которой ранее того умерла от подобной же болезни родная сестра, выкликавшая перед смертью, что попорчена Игнатьевой.

Так как Иванова выкликала, что попорчена Игнатьевою, то её муж, отставной рядовой Зайцев, подал жалобу уряднику, который и приезжал во Врачево для производства дознания за несколько дней до сожжения Игнатьевой. Крестьянин Никифоров просил крестьян защитить его жену от Игнатьевой, которая будто бы собирается её испортить, как об этом выкликала больная Екатерина Иванова. Игнатьеву заперли в хате, заколотили окна и сожгли. Трёх участников приговорили к церковному покаянию, остальные признаны невиновными».

Интересно, что население окружающих деревень и в те далёкие годы, и ныне считает правыми тех, кто сжигал ведьму. Об этом после проведённого опроса в конце XX века поведал миру журнал «Живая старина».

Тех, кто водится с нечистой силой, не уважают, побаиваются, но тем не менее к ним постоянно обращаются за помощью. И новоявленные колдуны ныне даже не брезгуют обращаться к народу по телевидению. Спрос на чертей и ведьм и прочую нечистую силу не упал, они по-прежнему рядом с нами.

Леонид Старовойтов,
краевед.

 

Источник: Газета "Рабочее слово", №16 (2693) от 23 апреля 2015 



Документы по теме:
::  Публикация в газете (294Кб)


© 2017 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика