Обринская волость

В период с 1861 по 1923 год на территории, занимаемой современным городом Пикалёво, находилась Обринская волость Тихвинского уезда Новгородской губернии. Она была образована на основании Положений реформы 1861 года об отмене крепостного права. Бывшие крепостные крестьяне получили звание свободных сельских обывателей.

Государство, отменяя власть помещиков над крестьянами, попыталось создать крестьянское самоуправление. С этой целью крестьян одной или нескольких близлежащих небольших деревень объединили в сельские общества. Крестьяне получили право собираться на сельские сходы для решения своих хозяйственных вопросов, а также выбирать сельских старост и сборщиков податей сроком на три года.

Смежные сельские общества объединялись в волости, приблизительно совпадавшие с границами старых административно-территориальных единиц – погостов. Воскресенскому Лученскому погосту соответствовала Обринская волость. В её состав входило 12 сельских обществ – Ладыженское, Лученогорское, Михеевское, Могатинское, Новельское, Новинское, Новодеревенское, Обринское, Сегольское, Селивановское, Синецкое, Чертовское.

В состав каждого сельского общества входило от 1 до 5 деревень. В Ладыженское сельское общество входили деревни Гачево, Зиновья Гора, Ладыжно, Пикалёво, Почепово; Лученогорское сельское общество составляли деревни Ивановская, Лученская Горка, Орехова Лужа, Подлипье, Стукачёво; Новинское сельское общество – Высокуша, Новинка, Радилово, Сосновка; Селивановское сельское общество – Гузеево, Дуброва, Патриково, Селиваново, Шипково.

Волость как мелкая административно- территориальная единица по Положению 1861 года являлась также единицей сословного крестьянского управления. На волостном сходе, на котором присутствовали сельские старосты и выборные от каждых 10 крестьянских дворов, избирался волостной старшина и волостные судьи для решения маловажных проступков и тяжб крестьян. Волостной старшина вместе с писарем и сельскими старостами составлял волостное правление. В 1914 году волостным старостой Обринской волости был Андрей Григорьевич Григорьев, а волостным писарем Николай Тимофеевич Кустов. Волостное правление находилось в деревне Орехова Лужа, которая находилась рядом с Лученским погостом и была также смежной с деревней Высокуша.

Старосты и волостной старшина строго взирали за порядком в волости, они могли подвергать крестьян аресту до 2-х суток и привлекать их к общественным работам или штрафу до одного рубля за малейшее нарушение общественного порядка. Первоначально дворянское сословие не входило в состав волости, но его влияние на крестьян через сельских старост, особенно в период временнообязанных отношений, было велико. Государство также усилило контроль над волостями, подчинив их в 1874 году в ведение уездного по крестьянским делам присутствия, а с 1889 года – в ведение земских начальников, которые никакого отношения к выборным земствам не имели, а назначались из потомственных дворян для контроля деятельности сельских и волостных управлений.

Население Обринской волости накануне её образования по данным 10-й ревизии 1858 года составляло 2173 человека, из них мужчин 981 чел., женщин 1192 чел., которые проживали в 362 дворах. К 1890 году население волости увеличилось до 3004 чел., а к 1908 году до 3814 чел., из них мужчин 1865 чел., а женщин 1949 чел.

За 50 лет (1858-1908 гг.) население Обринской волости увеличилось за счёт естественного прироста на 75,5%, что было несколько ниже, чем в целом по Тихвинскому уезду (90,9%), но выше чем когда-либо в истории нашего края. В национальном отношении русские составляли подавляющее большинство среди местного населения, в религиозном – являлись православными.

В пределах Обринской волости находились два церковных прихода – Воскресенский Лученский и Фроловский Сенновский, а также выставочная каменная Введенская церковь в усадьбе Селище (Сашино) близ современной железнодорожной станции Пикалево – 1.

Настоятелями Лученского прихода в конце XIX – начале XX века были священники Иоанн Лазарев, Александр Веригин и Николай Трусов. Из церковнослужителей известны имена диаконов Михаила Озеревского, Бориса Рождественского, Петра Колокольникова, дьячка Владимира Сперанского, псаломщика Василия Петрова и других. Не все из них вели благопристойный образ жизни. В 1881 году псаломщик Василий Петров за неумеренное употребление спиртных напитков, нанесение оскорблений посторонним лицам и нарушение поста был отправлен на полтора месяца в Тихвинский Николо-Беседный монастырь на послушание и труды.

Церковными старостами утверждались лица из числа уважаемых граждан прихода. В 1875 году старостой был утверждён крестьянин д. Лученская Горка Иван Капитонов, в 1884 году – крестьянин Константин Данилов. Длительный период в начале XX века должность церковного старосты занимал потомственный почётный гражданин Иван Васильевич Воскресенский, проживающий в усадьбе Селище.

Старые деревянные церкви, стоявшие в Лученском погосте с начала XVIII века, в 1883-1889 гг. были разобраны. На погосте, на средства местного помещика Ф.К. Мальша, была построена новая деревянная церковь, сгоревшая в 1893 году. В дополнение к вновь возведённой деревянной церкви к 1910 году построили из красного кирпича Воскресенскую церковь, окончательно разрушенную в 60-х годах XX века.

Фроловский Сенновский погост, расположенный на территории Обринской волости, являлся выставкою Пярдомльского погоста (ныне г. Бокситогорск). Во главе его церковного причта во второй половине XIX века стояли последовательно сменявшие друг друга священники Федор Светлицкий, Павел Стефановский, Константин Василевский, Василий Соловьев, Михаил Образцов и Никанор Лесницкий. В XX веке приход имел полную самостоятельность. Священником с 1896 по 1913 год служил Сивериан Николаев. В 1898 году в Сенно была возведена новая каменная Троицкая церковь в дополнение старой деревянной во имя святых Флора и Лавра.

В Обринской волости имелось по состоянию на 1911 год 28 малых храмов – часовен. Из них наиболее почитаемой, а также интересной в архитектурном отношении является Пантелеймоновская часовня ярусного типа, построенная в 1885 году в деревне Михеево (Самойлово). В волости также находились многочисленные каменные и поклонные дорожные кресты.

Главным событием для всего населения Обринской волости после отмены крепостного права 19 февраля 1861 года был земельный вопрос. Его решение растянулось на два десятилетия. Бывшие крепостные крестьяне получали землю от помещиков за плату. Государство с помощью мировых посредников регулировало земельные отношения между помещиками и крестьянами путём заключения уставных грамот и выкупных сделок.

Помещики получали деньги от государства по завершению сделки, а крестьяне выплачивали выкупные платежи за полученную землю в течение 50 лет. Те и другие долго отстаивали свои интересы, и заключение выкупных сделок затянулось. В результате несколько лет бывшие крепостные крестьяне имели звание временнообязанных крестьян и по-прежнему ходили на барщину и платили оброк помещику.

В среднем после реформы на одну крестьянскую семью приходилось около 6 десятин земли (1 десятина = 1,09 гектара). Однако крестьянская земля находилась в общей собственности сельской общины и использовалась сообща всей деревней или по очередному разделу между хозяйствами. Продать свой надел крестьянин не имел права. Выделение из общины крестьянского хозяйства с землёю стало возможным лишь с 1906 года после проведения столыпинской реформы.

Самыми первыми полностью освободившимися от остатков крепостничества в Обринской волости были крестьяне деревень Селиваново, Большое и Малое Замошье. Выкупная сделка крестьян с наследниками дворян Тверских, старых владельцев деревень, была заключена с помощью опекунов в период со 2 ноября 1862 года по 2 июля 1864 года.

Довольно быстро была заключена выкупная сделка дворянином В.В. Мартьяновым с крестьянами Новой деревни и Михеевой. Сам он проживал в усадьбе Аринино (современное городское кладбище города Пикалёво), которая после его смерти досталась племяннику П.Ф. Бровцыну

Несколько позже разрешил все спорные вопросы со своими крестьянами бывший владелец Обрина Иван Иванович Тимирев, проживающий в усадьбе Бочево к югу от Колбеков. Однако Обрино, состоящее из двух частей – Большого и Малого Обрина, частично принадлежало также дворянину И.Д. Арцыбашеву, от которого права на выкупную сделку перешли к купцу А.Г. Степанову, завершившему выкупную сделку с крестьянами лишь 23 июня 1878 года. Небольшую долю от крепостного прошлого деревни Обрино унаследовал Вартминский. Князья Мышецкие также на длительный срок затянули подписание выкупной сделки по деревне Захожи.

Представители многочисленного старинного рода потомственных дворян Унковских владели в Обринской волости крепостными деревнями Зиновья Гора, Гачево, Пикалёво, Сеглы, Нижница и Дроздково. Поселение Дроздково находилось на дороге из Самойлово в Окулово, на расстоянии версты от железной дороги Петербург – Вологда, открытой в 1906 году. С крестьянами Дроздково упорствующий дворянин Н.И. Унковский не мог заключить выкупную сделку до 23 марта 1887 года, начав её 4 апреля 1875 года.

Дворяне Федор Карлович Мальш и его сестра Эмилия Карловна Мальш окончательно размежевались с крестьянами Высокуши, Новинки, Подлипья, Стукачева, Дубровы, Шипкова и Могатина к 30 апреля 1875 года. Долго спорили по поводу отвода земельных участков со своими старыми владельцами дворянами Е.Е. и Н.П. Шамшевыми крестьяне деревень Сосновки и Новинки (последняя находилась между Высокушей и Сосновкой). Заключение данной выкупной сделки растянулось с 28 октября 1875 года по 31 августа 1883 года, и с этого момента юридически крестьян со своими бывшими владельцами уже ничто не связывало.

В Обринской волости существовали также деревни, населённые государственными крестьянами, – Ивановская, Новли и Лученская Горка, ведущие своё начало от монастырских крестьян средневековья. В 1866 году государство закрепило за государственными крестьянами имеющуюся у них землю, определило выкупные платежи на 49,5 лет и уравняло в правовом отношении со всеми остальными крестьянами.

Дворяне, получив выкупные платежи от государства, в основном не стали вкладывать их в развитие своих хозяйств по новому капиталистическому пути развития. Деньги от выкупных платежей были быстро проедены, а оброки и барщина ушли в прошлое. Жить многим дворянам стало не на что. Началась продажа земель, оставшихся за дворянами после составления уставных грамот, а затем и самих усадеб, которые приобретают «новые русские XIX века» из купеческого, чиновнического и крестьянских сословий. Многие из дворян уезжают в города и поступают на государственную и земскую службу.

В результате последние представители дворянских старинных знатных родов – князья Мышецкие, дворяне Арцыбашевы, Шамшевы, Головины покинули навсегда родовые земли в Обринской волости. Усадьбы Майково (старая владелица Е.А. Гебель) и Елизаветино (Е.В. Васильева) приобретает семья Пагольских – богатейший купцов и лесопромышленников Тихвина.

Иван Васильевич Воскресенский из сословия почётных граждан города Тихвина, гласный Тихвинского уездного собрания, землевладелец и лесопромышленник, приобретает усадьбу Селище. Выходец из г. Юрьева (ныне г. Тарту в Эстонии) Александр Леонтьевич Петерсон приобретает усадьбу Сухари (Неверовское), а богатый крестьянин Иван Яковлевич Сучков – бывшую дворянскую усадьбу Двухолм, расположенную между деревнями Зиновья Гора и Пикалёво (ранее она принадлежала дворянину Е.Н. Джакели).

Всего в 1911 году в Обринской волости насчитывалось 12 усадеб. Со времени отмены крепостного права во многих из них поменялись владельцы. Сохранили наследственные владения дворяне Федор Федорович Мальш (ус. Выглядово), Иван Петрович Бровцын (ус. Аринино), Дмитрий Кронидович Агафонов (ус. Повышево). В двух небольших усадьбах в селе Сенно проживали потомственные дворянки Татьяна Никифоровна Шамшева и Александра Егоровна Унковская, а рядом находилась усадьба Залужье, которой владела Софья Федоровна Каяндер, дочь Ольги Петровны Эрдман, урождённой княжны Мышецкой. В усадьбе Симаново проживала дворянка Александра Алексеевна Абрютина. Во всех остальных усадьбах уже обжились представители новых социальных слоёв.

 

Площадь, занимаемая Обринской волостью, составляла 43 713,6 десятины или около 476,5 кв. км. Границы волости находились соответственно в 10, 18, 12 и 20 верстах от центра. Территория волости располагалась на границе южной зоны тайги, и 78,5% территории приходилось на леса и болота. Лишь 13,5% общей площади волости занимали пашни, сенокосы, постройки.

Частновладельческие земли составляли 27 805,6 десятины, остальные земли относились к казённым, надельным (крестьянским) и церковным, последних было 107 десятин. Частновладельческие владения были довольно разнообразными. Дворянин Ф.Ф. Мальш владел 18 600 га лесных и иных угодий, и его владения уходили за границу в соседнюю Большегорскую волость, в окрестности дер. Задорье, с жителями которой у него были постоянные судебные тяжбы. В окрестностях его усадьбы Выглядово находились значительные площади пашенных и сенокосных земель, именуемые местными жителями как Барские плахи и Барская гора.

Крестьянские земли находились в ведении общины (сельского общества). Выгоны для скота, пастбища, лесные участки были общими, а пахотные наделы крестьяне получали при разделах и переделах общинных земель. Из-за различного плодородия земель крестьянские семьи получали участки в различных местах.

Чересполосица была обычным явлением. Богатые и крепкие крестьянские семьи различными способами приобретали в своё ведение часть земельных наделов бедняков и тех, кому полные земельные наделы были в тягость. Появляются безземельные крестьянские хозяйства. По данным 1890 года в Обринской волости в деревне Ивановской из 33 хозяйств 10 хозяйств были безземельными (десятая часть безземельных всей волости). В данной деревне резко проявилась дифференциация крестьянских хозяйств, т.е. деление на кулаков, середняков и бедняков, хотя в целом Ивановская считалась селением зажиточным.

Урожайность сельскохозяйственных культур в целом была невысокой, количественные показатели можно проследить по показателям 1872 года – среднего по климатическим условиям. В этом году урожай озимых культур составил сам-3,5, яровых культур – 2,75, картофеля – сам-5, т.е. на каждые 10 посаженных вёдер картофеля было выкопано 50 вёдер.

Почти все крестьянские хозяйства занимались подсобными промыслами и работой по найму, особенно на лесозаготовках и лесосплаве. Работа в зимний период обесценивалась из-за большого предложения рабочих рук, а на лесосплаве, проводимом в начале полевых работ, можно было заработать от 1 до 2 рублей в день. При этом пуд (ок. 16 кг) ржаной муки стоил 1 руб. 28 коп., а питание работника в сутки стоило до 30 копеек.

Хорошим подспорьем во многих хозяйствах было рыболовство и охота. О её уровне свидетельствует увеличивающаяся в Тихвинском уезде продажа пороха, составившая в 1873 году 40 пудов. Тихвинское уездное земство поощряло уничтожение хищников, наносящих урон крестьянским хозяйствам. За убитого волка выплачивалось 3 рубля; медведя, убитого в летнее время, – 2 рубля, за уничтоженных волчат и медвежат по 1 рублю.

Земства в России были созданы в 1864 году. На уездные и губернские земские учреждения возлагались задачи местного хозяйственного строительства, развития здравоохранения, образования, ветеринарного дела, почты, строительства мостов и прокладки новых дорог, сбор статистических данных и распространение агрономических знаний среди сельского населения. Для финансирования деятельности земских учреждений устанавливался дополнительный умеренный налог. Земства были выборными учреждениями, уездное земское собрание состояло из гласных (депутатов) от дворянских, городских и крестьянских сословий. От Обринской волости гласными Тихвинского уездного земского собрания в 1916 году был дворянин Ф.Ф. Мальш и купец-заводчик В.И. Рейтер.

За время своего существования земство многое сделало для хозяйственного и культурного развития Обринской волости. Земские дороги связывали Лученскую Горку с соседними волостями. По ним разво-зили почту и перевозили немногочисленных в то время пассажиров. Для оплаты земских почтовых отправлений тихвинское земство сделало несколько выпусков собственных земских почтовых марок.

Уездная земская управа заключала договоры с богатыми и предприимчивыми крестьянами на содержание обывательских станций. Лученогорская обывательская станция имела 5 комплектных лошадей и содержалась лученскими крестьянами братьями Самсоновыми, обслуживающими перегоны по Ярославскому почтовому тракту Большой двор – Лученская Горка – Чудцы, а также по земским почтовым трактам от Лученской горки до Копани (14 вёрст) и Озерской (Окулово) (18 вёрст).

Для медицинского обслуживания населения в дер. Лученская Горка был открыт фельдшерский пункт. Уездные врачи К.П. Гуттенберг, И.Ф. Ларин и другие из г. Тихвина периодически останавливались в нём для приёма больных. Лекарствами население обеспечивалось бесплатно. Для приёма новорождённых существовали официально признанные повитухи. В годовых отчётах по здравоохранению 60-х гг. XIX века отмечалось, что «…в народе проявлялись болезни: холера, грипп, корь и каттаральная горячка, не имевшие особенного распространения; распространения сифилической болезни не замечено». Велика была детская смертность, особенно младенцев до 1 года.

Уровень образованности населения Обринской волости был несколько выше, чем в соседних волостях. Учились и получали начальное образование в 6 школах волости в основном мальчики, девочки учились редко. Церковно-приходские школы действовали при Воскресенском Лученском и Фроловском в Сенно погостах, а также в деревне Обрино. Земские начальные школы были открыты в Новой деревне, в Самуйлово (ныне Самойлово) и в д. Селиваново.

Для удовлетворения потребности в чтении книг уездное земство открыло в 1897 году в Обрине народную библиотеку, заведовала которой Л.В. Безенкова. В 1913 году была открыта Лученогорская библиотека, библиотекарем которой была Софья Васильевна Воробьёва.

Каких-либо крупных производств в Обринской волости не существовало. Есть сведения, что в середине XIX века около ус. Селище на р. Рядани действовал лесопильный завод, позднее на востоке волости существовал какое-то время небольшой стекольный завод В.И. Рейтера, расположенный вблизи его усадьбы Ивановской (Велье).

В начале ХХ века по всей Обринской волости, с запада на восток вдоль Ярославского тракта, прошла железная дорога Санкт-Петербург – Вологда – Вятка. Рабочее движение по ней началось в начале 1904 года. Разъезд №14 Северной железной дороги получает своё название от одной из близлежащих деревень – Пикалёво. Другая железнодорожная станция в Обринской волости получает одноимённое название – Обринский разъезд, хотя ближайшим населённым пунктом к ней было Наумово.

Со строительством железной дороги Санкт-Петербург – Вологда – Вятка связано проявление в Обринской волости революционных событий 1905 года. Среди строителей дороги распространялись листовки, нелегальные газеты, пропагандистские материалы. Первого мая 1905 года на станции Пикалёво была проведена первая маёвка, в которой приняли участие не только рабочие со строительства железной дороги, но и местные крестьяне.

Из-за обладания двумя железнодорожными станциями и начальными пунктами нескольких земских уездных почтовых трактов, географического положения в центре других волостей на востоке Тихвинского уезда Обринская волость становится центром для других волостей. Особенно это проявляется в годы Первой мировой войны (1914 -1917 гг.).

В Лученской Горке находилась квартира станового пристава 3-го мирового участка, обслуживающего 8 окрестных волостей. Она становится центром 3-го призывного участка для Анисимовской, Большегорской, Борисовщинской, Деревской, Звонецкой, Обринской и Тарантаевской волостей Тихвинского уезда. Обринское волостное правление было также сборным пунктом военно-конных участков. За годы войны через Лученскую Горку на германский и австрийский фронты прошли сотни и тысячи мобилизованных людей и лошадей.

Населённых мест в Обринской волости по состоянию на 1910 год, без жилых будок и казарм Северной железной дороги, было 62, из них: деревень – 48, усадеб –12, церковных погостов – 2.

К крупным населённым пунктам Обринской волости относились д. Лученская Горка, которая насчитывала 170 жителей, проживающих в 52 жилых строениях. Деревня Ивановская (ныне 6 микрорайон Пикалёва) насчитывала 184 чел., Новая Деревня – 184 чел., д. Сегла – 141 чел., д. Могатино – 129 чел., д. Новли – 123 чел., д. Повышево – 107 чел., д. Баламутово – 105 чел., д. Нижница – 97 чел., д. Сосновка – 96 чел., д. Обрино – 95 чел. Жители исправно платили налоги, и лишь к концу Первой мировой войны в возрастающем количестве голосов всё больше поднимался протест против их тяжести.

Тяготы войны, похоронные извещения о смерти близких делали войну ненавистной населению. В деревнях волости появляются инвалиды войны. Вернулся в дер. Ивановскую Игнат Ягодин; прибыл героем, имея в качестве наград два Георгиевских креста III и IV степени и медаль «За храбрость», но возвратился рубаха-парень безногим инвалидом, тяжело переживая своё новое опостылевшее с госпитального времени состояние.

Всё чаще звучат непочтительные отзывы местных крестьян о войне, о власти, о царе. Не молчат даже старухи. Из донесения тихвинского исправника новгородскому губернатору читаем: «30 июля сего года (1915 – Л.С.) крестьянка Тихвинского уезда Обринской волости дер. Лученская Горка Марфа Алексеевна Фалёва 67 лет в присутствии Ольги Яковлевой разорвала портрет государя императора и государыни императрицы и говорила, что из-за этих мой сын в плен попал».

Однако растущее недовольство, усталость от войны, озлобление против власти в открытые выступления не выливались. Наиболее активными проявлениями протеста стали самовольные порубки леса в частновладельческих дачах и задержки в выплатах налогов.

Февральская революция 1917 года постепенно изменила положение дел в Обринской волости. Осенью 1917 года в волостях, впервые в России, на основании нового закона о всеобщем и равном избирательном праве при тайном голосовании были избраны впервые новые органы местного самоуправления – волостные земства. В Обринской волости были избраны в состав волостного земства 30 гласных (депутатов). Председателем волостной управы стал А. Евгеньев, бывший приказчик почётного гражданина г. Тихвина, владельца усадьбы Селище Обринской волости И.В. Воскресенского.

Девятнадцатого марта 1917 года Временное правительство начало создание земельных комитетов для подготовки земельной реформы и для разработки неотложных временных мер по наделению землёю, впредь до разрешения земельного вопроса Учредительным собранием, выборы в которое прошли осенью 1917 года.

Но 25 октября 1917 года (по старому стилю) грянула Октябрьская революция и к власти в Петрограде пришли большевики, которые разогнали Учредительное собрание. Пятого марта 1918 года в Тихвине была установлена советская власть, и началось проведение в жизнь первых декретов новой власти.

Волостные земства были заменены волостными Советами, а волостные земельные комитеты преобразованы в земельные отделы волостных Советов. После съезда своих представителей в Тихвине 23-25 апреля 1918 года они начали претворять в жизнь декрет о земле, определив трудовые нормы наделения крестьян землёй и порядок проведения земельной реформы.

Следующим важным шагом большевиков была передача фактической власти в деревне в руки комитетов бедноты (комбедов), просуществовавших до ноября 1918 года. К этому времени в стране уже бушевала гражданская война. Об этом периоде существования Обринской волости известно мало.

Обринская волость просуществовала до 1923 года, когда её территория вошла в состав Пикалёвской волости. К этому времени её жители уже не могли называть себя новгородскими. Тихвинский уезд в июле 1918 года из Новгородской губернии был передан в состав Череповецкой губернии. Жители нашего края были череповецкими до 1 августа 1927 года. В этот день была создана Ленинградская область, а также Пикалёвский район и его составные части – сельсоветы. Территория Новодеревенского сельсовета заняла значительную часть бывшей Обринской волости.

Источник: Газета "Рабочее слово", №15 (2744) от 21 апреля 2016,  

Газета "Рабочее слово", №16 (2745) от 28 апреля 2016

Л.А. Старовойтов,
краевед.



Документы по теме:
::  Публикация в газете1 (287Кб)
::  Публикация в газете (275Кб)


© 2017 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика