Северный склон долины реки Рядани, на выходе от одного из отрогов Северного Валдая, недалеко от современного Пикалева, был заселен славянами более тысячи лет назад. Здесь на протяжении чуть более десятка километров постепенно обосновались десятки малодворных деревень. Границами расселения были деревня Гузеево (в старину Гуляево) на востоке и на западе деревня Повышево, располагавшаяся к северу от деревни Баламутово. Трудно назвать все эти деревни, имена многих ушли в прошлое, но можно указать, где находились на склонах ближе к реке Рядани деревни и усадьбы Ивановская, Орехово, Подлипье, Выглядок, Губино, Подол (Высокуша), Новинки, Подсосны (Сосновка), Радилово, Гачево, Селище (Сашино), Почепово. Майково, Зиновья Гора, Заречье, Баламутово и Повышево (усадьба и деревня, одна из которых носила имя Заднево). Расположение деревень на солнечных склонах благоприятствовало занятиям местного населения земледелием. Параллельно, подальше от реки, шел ещё один ряд деревень от деревни Обрино до деревни Лодыжно. В этом ряду находился главный пункт края – село Лучаны, давший название низшей административной единице – Воскресенскому Лученскому погосту. На территории западной части погоста располагались многочисленные археологические памятники – курганы и жальники. В XX веке они все исчезли, благодаря преображающей деятельности человеческих рук. В своде археологических памятников В.А. Лапшина в окрестностях Зиновьей Горы показаны ранее находившиеся жальники в Повышеве, Баламутово, Новой Деревне и Селище. В последнем в 1912 году известный исследователь тихвинских курганов А.И. Колмогоров раскопал 1 погребение. В более раннем своде археологических памятников И. Романцева, составленном в 1911 году, кроме упомянутых выше, указан жальник в деревне Лодыжно, расположенный недалеко от часовни. В самой деревне Зиновьей Горе также находилась деревянная часовня, неоднократно перестроенная вследствие либо пожара, либо ветхости. Последняя перестройка часовни в Зиновьей Горе была проведена в 1875 году. Она имела в длину 1,5 сажени и в ширину 1 сажень и 1 аршин ( сажень равна 2 м 16 см, аршин 71 см). Высота часовни до крыши составляла 1,5 сажени, дверь была одна, окно также одно. Маленькая часовня была деревянной, обшита и покрыта тесом. Её страховая стоимость составляла всего 25 рублей. Часовня в Зиновьей Горе была приписной к Воскресенской Лученской церкви – главной церкви прихода, несмотря на то, что рядом в Селищах стояла каменная церковь во имя Введения в храм Пресвятой Богородицы (тоже приписной к главному храму). Освящение построенной часовни произвел священник Лученской церкви Александр Веригин, церковным старостой Лученского прихода в это время был крестьянин деревни Лученской Горки Иван Капитонов. Ещё одна деревянная часовня находилась в деревне Повышево, она была чуть стройнее вследствие большей высоты соседки. Сооружена она была в 1888 году, обшита тесом и крыта лучиной, её страховая стоимость, как и лодыженской часовни составляла 20 рублей. О других деревянных часовнях в округе деревни Зиновья Гора сведений нет. В XVII веке недалеко от деревни Зиновьей Горы в усадьбе Обернибесовых Селище была построена деревянная церковь, освященная во имя Введения во храм Пресвятой Богородицы. В грамоте 1695 года, посвященной выборам тихвинского церковного старосты, от Воскресенского Лученского погоста упоминаются поп Гаврило Яковлев и дьякон Агапий Васильев и «…тогож погоста выставки Селищ Введенский поп Филип Михайлов». Пока это единственное известное имя из бывших служителей Введенской церкви в Селищах. Вкратце о ней упоминается в писцовой книге 1710 года. В 1825 году на месте деревянного храма был возведен небольшой каменный храм. Церковь была домовым дворянским храмом, в ней не было церковного причта во главе с священником. Известий о данной церкви более позднего периода также фактически не сохранилось. Деревня Зиновья Гора «на реце на Редале» упомянута в писцовой книге писца Андрея Лихачева 7072 года от сотворения мира (1563/1564 гг. от Рождества Христова) и пока является старейшей деревней округи известной по письменным источникам. Дата «1583 год» соотносится с другой деревней округи – Повышево, отмеченной в писцовой книге Андрея Плещеева и Семейки Кузьмина. Упомянутая в отрывке писцовой книги 1583 года деревня Большое Повышево в это время была нежилой, а в угодьях «пашни лесом поросло…». Обе упомянутые датированные деревни принадлежали дворянской семье Ивана Забелина, который погиб в ходе Ливонской войны при осаде города Ругодива (Нарвы). В начале XVII века губные старосты Обонежской пятины Борис Унковский и Офонасий Боранов провели проверку соответствия площадей пашни и сенокосов в усадище Майково и деревне Деревец по сравнению с записями в писцовой книге 1583 года. Нарушений не было выявлено, о чем губные старосты отметили в своем акте обыска от 1605 года. Данный акт засвидетельствовал, что в данной местности находилась также деревня, принадлежащая новгородскому Вяжищскому монастырю. Был упомянут «турицын кол» на реке Редани, представляющий собой запруду для ловли рыбы. Между деревней Деревец (будущая Чертова Харчевня) и пустошью Терешкино составители акта указали на наличие «…большой дороги к Москве, и к Вологде, и к Устюжне». Позднее данная дорога станет Ярославским трактом. В годы Смутного времени в начале XVII века край сильно пострадал от «литвы» - отрядов польско-литовского происхождения, включающих в себя «черкас» из казаков-запорожцев, наемников шведских интервентов. Все деревни и усадьбы округи были сожжены, а уцелевшее население разбежалось. В писцовой книге письма Мины Лыкова 1620 года перечислены деревни округи Зиновьей Горы – Баламутово, Лодыжно, Селище, Гачево, Радилово и другие, которые записаны как пустоши. Деревня Зиновья Гора также записана как пустошь, но в ней в этот период стояло «усадище» (усадьба), записанное под тем же именем. Рядом располагалась пустошь Пикалёво, Степановская тож, со временем давшая название городу. В течение XVII века жизнь в крае восстановилась, большинство перечисленных пустошей вновь стали деревнями, находящимися под властью дворян. Писцовые книги XVII века, к сожалению, пока остаются неопубликованными, а перепись 1710 года дана в отрывках. Из них явствует, что деревня Зиновья Гора принадлежала дворянину Михайлу Забилину (Михаилу_Забелину). К этому времени деревня сильно пострадала от прежних хозяев. За 25 лет до переписи дворянин Лаврентий Скрыплев вывез из неё в свою деревню в Деревскую пятину несколько крестьян, а спустя 5 лет подобную операцию произвел помещик Иван Бачманов, выведя нескольких крестьян в свою деревню в Бежецкую пятину. В соседней усадьбе Деревец проживала с детьми вдова Василиса Семеновна Чертова, её пасынок Кирилл служил драгуном в Луцком полку в войсках Петра Великого. Со временем название усадьбы Деревец останется в прошлом, и ей на смену придет название Чертовы Харчевни, несомненно, связанное с дворянской фамилией Чертовых. Деревней Повышево в данный период владели два брата – Ефим и Осип Борановы. Проживали они в соседней усадьбе Крюково. На момент переписи младший брат Осип служил поручиком в Нижегородском полку, а старший брат Ефим находился дома с женой Марией и малолетними детьми – сыном Василием и дочерью Федосьей. Отрывки переписи 1710 года донесли также до нас имя принадлежащих им крестьян из деревни Повышева Якова Иванова и Митрофана Павлова. Также в усадьбе Крюково находился ещё один дворянский дом, в котором проживала вдова Аксиния Тихоновна Боранова. Расположенная к северо-востоку от деревни Зиновья Гора деревня Лодыжно в данный период принадлежала знатному лицу – стольнику Ивану Клементьевичу Ушакову. В усадьбе Селище, рядом с Введенской церковью, находились два помещичьих дома, в которых проживали две дворянские вдовы из рода Обернибесовых. Одна из них, Пелагея Константиновна была замужем за Иваном Обернибесовым, а другая – Агафья Ульяновна за его братом Михаилом Обернибесовым. Оба брата Обернибесовы погибли в сражениях Северной войны. Поместье Селище, полученное Обернибесовыми ещё во времена царствования Ивана Грозного, продолжало сохраняться за ними и во времена Петра Великого. У вдовы Аксиньи сын служил драгуном в Нижегородском полку, а у вдовы Пелагеи подрастали сыновья Иван, Алексей и Михайла. К югу от деревни Зиновьей Горы в усадьбе Маньково (Майково) проживали две дворянские семьи, находящиеся в родственных отношениях – Клеопины и Барановы. В 1710 году главы данных семейств находились в плену. Артемий Клеопин был взят в плен под Гродно при походе русских войск в Польшу, а Михайло Боранов был взят шведами в плен в начале Северной войны под Нарвою. Оба пленника не вернулись домой. Авдотья Михайловна Клеопина (в девичестве Баранова) вторично вышла замуж за князя Савву Гавриловича Мышецкого, сына воеводы Великого Устюга. Жена принесла мужу в качестве приданого «усадище Майково». После смерти князя Саввы Гавриловича усадьба Майково осталась за его женой, которая в 1721 году продала её своему пасынку Афанасию Саввичу Мышецкому. Усадьба Майково на долгие годы стала родовым гнездом данной ветви князей Мышецких. Князь Афанасий Саввич Мышецкий тридцать пять лет провел на военной службе. Получив инженерное образование, он наблюдает за работами по строительству Ладожского канала; во время войны с Турцией (1735 - 1739 гг.) под руководством фельдмаршала Б.К. Миниха участвует в штурме Перекопа, Бахчисарая, Очакова и Хотина, а также в битве при Ставучанах. В 1750 году он был уволен по состоянию здоровья со службы в чине секунд-майора. Интересно медицинское заключение, данное тамошними лекарями 54-летнему майору. Согласно ему у князя А.С. Мышецкого была: «болезнь грудная, отчего и дыхание занимает, так ж в голове шум и меланхолии, к тому же в левой ноге жилу сводит, а в жопе запирает, и в тех болезнях пользован. Токмо свободы не получил, и с цынготного скорбу животом чахнет, и затем ему службу трудно исполнять». Последние годы жизни князь Афанасий Саввич Мышецкий проживал в своем имении. У него было четыре сына и две дочери. В 1760 году он отдал в приданое дочери Дарье Афанасьевне, расположенную вблизи усадьбы Майково деревню Новую. Новая деревня стала собственностью помещика Мартьянова Михаила Яковлевича, владельца усадьбы Аринино, располагавшейся на территории нынешнего городского кладбища Пикалево. В 1762 году, после смерти князя Афанасия Саввича Мышецкого, усадьба Майково досталась сыну Михаилу Афанасьевичу. Дарья Афанасьевна была счастлива в браке и воспитала четырех сыновей. Один из них, Василий Михайлович Мартьянов, ветеран войны 1812 года, унаследовал усадьбу Аринино и Новую деревню. Могила его находится на старом кладбище г. Пикалёво. Рядом с усадьбой Майково располагалась усадьба Селище (в 1 км к югу от современной станции Пикалёво-I), принадлежащая дворянам Обернибесовым со времен Ивана Грозного. В 1784 году в ней проживало 9 душ мужского пола из крепостных крестьян, а земельные угодья, приписанные к данной усадьбе и сельцу Сашино составляли 251 десятину удобных и неудобных для ведения сельского хозяйства земель. Хозяину усадьбы подпоручику Ивану Петровичу Обернибесову принадлежала соседняя пустошь Пикалева общей площадью 39 десятин земли, включая 5 десятин земли неудобий. Деревня Зиновья Гора в 1780 году принадлежала майорше княгине Авдотье Михайловне Мышецкой. В ней проживало 16 мужских душ с женами и детьми и числилось 243 десятины земельных угодий. Княгине Авдотье Михайловне принадлежало расположенное на большой дороге у моста через Рядань сельцо Деревицы (Деревец) с населением 7 душ плательщиков оброка и исполнителей барщины. Деревня Лодыжно к данному периоду сменила своих владельцев и перешла в вотчину действительному статскому советнику Александру Андреевичу Волкову. В ней проживало 46 душ м.п., которые пользовались 1681 десятиной барской земли. 

            (Продолжение следует)
                                                                                                                                                                      Леонид СТАРОВОЙТОВ.
© 2019 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика