Князья Мышецкие.

Один из петербургских писателей-краеведов, сравнительно недавно, попытался отыскать следы пребывания княгини Мышецкой в деревне Захожи, расположенной недалеко от Пикалёва, близ д. Самойлово. Он пользовался подробной картой Новгородской губернии издания 1890 года, на которой близ Самойлова был обозначен населенный пункт «Захожи. Мыза кн. Мышецкой». Однако никто из местных жителей помочь краеведу не смог, память о княгине не сохранилась.

Лет сто-двести назад жители края на подобный вопрос вначале обязательно бы спросили, о каких именно Мышецких идет речь. Действительно, требовалось уточнение, так как в прошлом на территории Бокситогорского района проживало несколько семейств князей Мышецких.

История края на протяжении XVII-XIX вв. во многом связана с родом князей Мышецких. Своё происхождение они вели, как и полагается князьям, от легендарного Рюрика, призванного на Русь ладожанами и новгородцами. К 18-му колену их родословной князья Мышецкие растеряли земли и славу, и превратились в захудалый княжеский род. Великий князь московский Иван III с их княжеским достоинством не считался, отобрал последние вотчины и в конце XV века выделил князю Ивану Александровичу Мышецкому с детьми поместья в Приладожье на правах простых служилых людей (помещиков).

Князья Мышецкие исправно несли военную службу. Род их разрастался, и потомки Ивана Александровича получали новые поместья в новгородских землях, в том числе в нашем крае. В 1584 году вдовая княгиня Аграфена Мышецкая получила «поместье на прожитье» по речке Табашке близ деревни Глина в Климентском Колбецком погосте. Эти земли князья Мышецкие сохраняли за собой и приумножали на протяжении нескольких веков. Со временем они стали вотчинами, а затем дворянскими имениями. Дом последней владелицы имения, княгини Анны Николаевны Мышецкой, ещё стоял в 80-х годах прошлого столетия в деревне Селище близ Мозолева.

На территории современного города Бокситогорска князья Мышецкие также на протяжении длительного времени владели землями и имели усадьбу в с. Передомля (Пярдомля).  На местном кладбище находились их родовые могилы. К числу последних захоронений относятся могилы флотского офицера, члена мирового суда Тихвинского уезда, князя Николая Петровича Мышецкого, умершего 1 февраля 1871 года.

Князь Николай Петрович оставил о себе добрую память. В 1849 году он пожертвовал 3286 рублей на открытие в с. Пярдомля богадельни для престарелых одиноких и больных людей. Богадельня на проценты с вложенного капитала просуществовала несколько десятков лет. Много ли пожертвовал князь Н.П. Мышецкий?     Оброк с крепостного крестьянина в те времена в нашем крае составлял в среднем 23 рубля в год. Следовательно, пожертвованная сумма сложилась из оброка 142 крепостных крестьян. Для князя, который не относился к числу крупных помещиков, это была очень существенная часть годового дохода от всех его крепостных крестьян.

В наши дни энтузиасты-краеведы откопали часть надгробного памятника князю Н.П. Мышецкому на кладбище в Бокситогорске. Где-то рядом должны находиться его могила, а также могила его родственника флотского офицера, сына писателя Н.А. Мышецкого, князя Александра Ниловича Мышецкого скончавшегося в 1897 году.

Другая ветвь князей Мышецких обосновалась к середине XVII века в Никольском Волокославинском погосте (на Волоку), ныне Анисимовское сельское поселение. Князь Лаврентий (Терентий) Мышецкий получил за добросовестную военную и государственную службу в поместье деревни Михайлово и Пронино. За пятьдесят три года службы князь был участником многих военных походов, особо отличился в время  войны России с Польшей (1632-1634 гг.), во время которой получил тяжелое ранение. В 1659-1663 гг. служил воеводой в городе Олонце и Заонежском крае. В качестве дополнительного поместья ему были выделены деревни с крестьянами на землях около озера Березорадинского (Спировского) к юго-востоку от д. Струги, в то время входившие в состав Бежецкой пятины.

Следы пребывания князей Мышецких в Михайлове и Пронино сохранились до наших дней. В деревне Михайлово вплоть до конца 30-х годов прошлого века стояла деревянная однопрестольная Ильинская церковь с колокольнею, построенная на средства князя Лаврентия Мышецкого в 1653 году (по другим данным в 1667 г.). Об архитектурных достоинствах данной церкви судить сложно, так как кроме страховых обмеров, её рисунков и фотографий не сохранилось. Известно, что она была клетской церковью с одной главой. Исчез данный памятник архитектуры русского деревянного зодчества XVII века к 1940 году.  Память о князьях  Мышецких сохраняется также в названии соседней деревни Горка, именуемой в документах то Черкасовой (Чекасовой) Горой, то Княжей Горкой.

Обосновались князья Мышецкие и в Егорьевском Озеревском погосте на реке Чагоде. В Озереве, на местном кладбище при Георгиевской церкви, находится могила прапорщика князя Егора Ивановича Мышецкого, умершего в 1799 году. Егор Иванович начал службу в 1761 году простым солдатом в Суздальском пехотном полку в Новой Ладоге. В чине сержанта он служил в период командования полком молодым Александром Васильевичем Суворовым, отрабатывающим здесь свою систему боевой подготовки, исходящей из принципа «тяжело в учении, легко в походе».

В семействе Егора Ивановича было шесть сыновей и дочь Татьяна. Он дважды породнился с соседним  помещиком капитаном 2-го ранга Федором Колюбакиным. Сын Александр Егорович женился на дочери Колюбакина и, позднее после смерти отца и раздела с братьями, получил в свою часть с. Лопастино (на Волоку). Дочь Татьяна Егоровна во 2-ом браке в свою очередь вышла замуж за сына Ф. Колюбакина. Имение отца в Озерево, включая деревню Луга, досталось младшим сыновьям Петру и Якову. Последний, после своей смерти в 1835 году, был похоронен рядом с отцом на кладбище при Георгиевско-Озеревской церкви в Озереве. Его наследники потеряли родовое имение Семово (Тарантаево) в Озереве после отмены крепостного права в 1861 году.

Один из сыновей озеревского помещика князя Егора Ивановича, князь Алексей Егорович Мышецкий, в 1816 году при разделе с братьями получил всего лишь 1000 рублей отступного при разделе имения и крепостных крестьян. В 1820-х гг. он избирался на должность заседателя тихвинского уездного суда, которая приносила небольшое жалование, необходимое для содержания его семьи. Своих сыновей князь определил в Морской кадетский корпус, по окончании которого они успешно несли службу в российском флоте. Одним из них был князь Нил Алексеевич Мышецкий.

В 1840 году в петербургских журналах «Маяк» и «Северная пчела» были напечатаны отрывки из романа «Сицкий, капитан фрегата», который в том же году вышел отдельным изданием. Автор романа, князь Н.А. Мышецкий, использовал при публикации романа псевдоним – Н. Мышицкий. Роман вызвал неоднозначную оценку современников. Автор многих исторических романов М.Н. Загоскин дал ему положительную оценку. В.Г. Белинский в статье, посвященной разбору романа, отметил что «…по множеству морских терминов, он настоящий куперовский роман, а по достоинству поэтическому – он очень удачная штука на манер повестей Марлинского». При этом повести последнего подвергались неоднократно резкому разбору со стороны великого критика.

Следующее небольшое произведение Н.А. Мышецкого – «Красавица» - было напечатано в 1842 году в журнале «Маяк». В нем излагалась романтическая история гибели легкой весельной лодки, носившей данное имя. В дальнейшем князь Н.А. Мышецкий отошел от литературной деятельности и остался в истории русской литературы автором одного романа. Он продолжил военную службу и дослужился до чина полковника. Скончался в 1854 году и был похоронен в г. Санкт-Петербурге. Его сын Алексей Нилович в 50-70-х гг. XIX века владел имением Захожи Обринской волости Тихвинского уезда.

Усадьба Захожи в середине XIX в. располагалась  на дороге между д. Самойлово и современной деревней Захожи. Основу усадьбы составлял деревянный господский дом, имевший десять отдельных комнат. К дому примыкала довольно большая пристройка. Среди хозяйственных построек по описи 1868 года отмечены три избы, амбар, баня, скотный двор, сарай для экипажей и гумно. После смерти мужа усадьбой владела княгиня Прасковья Тихоновна Мышецкая, последняя хозяйка имения Захожи, проданного в чужие руки в конце XIX века. После продажи имения Прасковья Тихоновна доживала свой век в Санкт-Петербурге в Долгоруковском переулке, дом 2.

Ещё одна усадьба, связанная с родом князей Мышецких находилась в Майково.         Она была расположена на правом  берегу Рядани, недалеко от станции Пикалево-I. В 1605 году усадище Майково принадлежало помещику Ивану Баранову и сохранялось за его наследниками до начала XVIII века. В 1713 году князь Савва Гаврилович Мышецкий, сын воеводы Великого Устюга князя Гаврилы Мышецкого, прославившегося своим мздоимством и жестокостью, сочетался вторым браком с Авдотьей Михайловной  Барановой и получил за ней имение своей тещи Аграфены Михайловны Барановой «усадище Майково». По разделу имущества после смерти князя Саввы Гавриловича усадьба Майково осталась за его женой, которая в 1721 году продала её своему пасынку Афанасию Саввичу Мышецкому.

Князь Афанасий Саввич Мышецкий тридцать пять лет провел на военной службе. Получив инженерное образование, он наблюдает за работами по строительству Ладожского канала; во время войны с Турцией (1735 - 1739 гг.) под руководством фельдмаршала Б.К. Миниха участвует в штурме Перекопа, Бахчисарая, Очакова и Хотина, а также в битве при Ставучанах. В 1750 году он был уволен по состоянию здоровья со службы в чине секунд-майора. Интересно медицинское заключение, данное тамошними лекарями 54-летнему майору. Согласно ему у князя А.С. Мышецкого была: «болезнь грудная, отчего и дыхание занимает, так ж в голове шум и меланхолии, к тому же в левой ноге жилу сводит, а в ж… запирает, и в тех болезнях пользован. Токмо свободы не получил, и с цынготного скорбу животом чахнет, и затем ему службу трудно исполнять».

Последние годы  жизни князь А.С. Мышецкий проживал в своем имении Майково. У него было четыре сына и две дочери. В 1760 году он отдал в приданое дочери Дарье Афанасьевне, расположенную вблизи усадьбы Майково деревню Новую. Новая деревня стала собственностью помещика Мартьянова Михаила Яковлевича, владельца усадьбы Аринино, располагавшейся на территории нынешнего городского кладбища Пикалево. В 1762 году, после смерти князя Афанасия Саввича Мышецкого, усадьба Майково досталась сыну Михаилу Афанасьевичу.

Дарья Афанасьевна была счастлива в браке и воспитала четырех сыновей. Один из них, Василий Михайлович Мартьянов, ветеран войны 1812 года, унаследовал усадьбу Аринино и Новую деревню. Могила его находится на старом кладбище г. Пикалёво.

Рядом с усадьбой Майково располагалась усадьба Селище (в 1 км к югу от станции Пикалёво-I) принадлежащая дворянам Обернибесовым со времен Ивана Грозного. Отношения между соседями не всегда были дружественными. Весной 1772 года произошёл конфликт, нашедший своё отражение в сохранившихся документах. Владелец Селища подпоручик Иван Петрович Обернибесов, вооруженный двумя ружьями и тесаком, вместе с своими крепостными крестьянами, вывез семь возов сена с пустоши Лызловой, принадлежащей князю Михаилу Афанасьевичу Мышецкому. Вторичный поход за сеном обернибесовских крестьян возглавила крепостная девка Ирина Климова, наряженная в господское платье и вооружённая двумя ружьями "заряженными в порох на полке в готовности стрелять" и тесаком, однако майковские крестьяне отстояли своё сено. Скандал удалось унять при посредничестве дворянина Поликарпа Арцыбашева, владельца усадьбы Симаново. Отставной секунд-майор князь М.А. Мышецкий и подпоручик И.П. Обернибесов пошли на мировую и обещали не судиться друг с другом при условии выплаты неустойки при нарушении договоренности в сто рублей.

Сын князя Михаила Афанасьевича Мышецкого – князь Петр Михайлович (1768-1834) служил в Новгородском пехотном полку. В 1790 году во время штурма Измаила он был  адъютантом великого Суворова. Прославленный полководец в письме к императрице Екатерине II лестно отозвался о подпоручике князе П. М. Мышецком: -«…был посылаем в огонь и всё доставлял исправно». Позднее, после отставки с военной, а затем гражданской службы в Санкт-Петербурге, он вернулся в наш край и был избран заседателем Тихвинского уездного суда. Его благополучную семейную жизнь обеспечивали 70 душ крепостных крестьян мужского пола.

Отмена крепостного права в 1861 году поменяла жизненные реалии в стране. Изменилась жизнь крестьян, но ещё более жизнь мелкопоместных дворян, к которым относились князья Мышецкие. К началу XX века они исчезли из нашего края. Остатки их имений, земля и усадьбы, были проданы новым капиталистическим хозяевам жизни. Ныне мало, что напоминает о жизни данного княжеского рода в наших краях. Наиболее полные данные о представителях данного рода собраны писателем М.Ю. Лебединским, чья бабушка была из рода князей Мышецких, и размещены им в Интернете.

Л.А. Старовойтов

краевед

© 2017 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика