Их трудовой подвиг приближал Победу

В годы Великой Отечественной на территории цементного завода Пикалёва размещалась стационарная авиационная мастерская САМ-139. Совсем мальчишкой Иван Фёдорович Башмаков работал там. Своими воспоминаниями И.Ф. Башмаков поделился с корреспондентом газеты. Его воспоминания – неоценимый вклад в сохранение истории. Очень важно, чтобы молодое поколение знало о событиях войны не только из современных фильмов и Интернета, но и из рассказов очевидцев.

Когда в 1941 году началась Великая Отечественная война, Иван закончил пять классов. Пока немцы не заняли Тихвин, школы Пикалёва продолжали свою работу, и шестиклассники посещали занятия. Невозможно представить, о чём думали за партами ученики, не хуже взрослых понимая, что враг находится всего в 40 километрах. Правда, учебный год оказался на редкость коротким: фашисты заняли Тихвин, и пикалёвские школы закрылись. Вместе с учёбой закончилось и детство.

В июле 1941 года в пустующие цеха недостроенного цементного завода в Пикалёве перебазировалась стационарная авиационная мастерская САМ-139. После захвата немцами Тихвина мастерская была эвакуирована, а весной 1942 года вновь прибыла в Пикалёво. Здесь ремонтировали боевые самолёты, которые поступали с Волховского, Ленинградского и других фронтов: И-15, И-16, ЛаГГ-3, Як-3, Як-4, Ил-2, МиГ-3, Ла-5, авиационные двигатели М-11, М-42, М-48, М-65, М-82. За цементным заводом силами воинских частей с помощью населения был сооружён аэродром, откуда прошедшие ремонт самолёты улетали прямо на фронт.

В это время Ивану не было ещё и четырнадцати лет, а точнее 13 лет и 10 месяцев. Он выглядел взрослее сверстников, и, приписав себе один год, в ноябре 1942 года устроился работать в авиамастерские в цех по ремонту электрооборудования электромагнитчиком. За годы войны в САМ-139 было восстановлено около 500 самолётов и 800 авиационных двигателей.

В авиамастерских работали в основном военные, и два месяца юноша перенимал у них секреты мастерства. Он быстро освоил профессию и вскоре наравне со взрослыми выполнял работы по ремонту самолётов. «Мы работали сутками, – вспоминает И.Ф. Башмаков. – Если начиналось наступление, это сразу чувствовалось: сбивали много самолётов, которые по железной дороге эшелонами привозили нам на ремонт. Правда, некоторые подбитые самолёты умудрялись дотянуть до аэродрома».

У рано повзрослевших мальчишек настрой был один: бить немцев. Дважды Иван убегал на фронт, но каждый раз его снимали с эшелона, потому что, несмотря на взрослый вид, документов у него никаких ещё не было. Приходилось из Тихвинского райвоенкомата вновь возвращаться в цеха авиамастерских. Было желание уйти в партизаны, но мальчик не знал, где они находились, и три года проработал в САМ-139 – сначала в Пикалёве, а позднее их перебросили в Новгородскую область в Крещавицы.

Иван Фёдорович вспоминает, что в деревне Кухново, недалеко от цемзавода, вдоль железной дороги был построен аэродром. Бетона на взлётных полосах не было – одна грунтовка, которую засыпали и выравнивали после каждого налёта вражеских самолётов.

Иван Фёдорович на всю жизнь запомнил первую бомбёжку, под которую попал в самом начале войны. Эшелоны с техникой, боеприпасами, военными уже были сформированы и готовы к отправке, когда налетели немецкие самолёты и начали обстрел. В ужасе люди бежали подальше от станции, но взрывы были слышны всю ночь, и тёмное небо озаряли всполохи пожара. «Было очень страшно. Мы убежали в лес за 4 километра, но всё равно было слышно разрывы. В лесу около Заручевья были выкопаны землянки – думали, если немец придёт, то мы уйдём туда и будем партизанить. Хотя землянки были в лесу временные, там имелись запасы продуктов, вода, но воспользоваться ими не пришлось – немцы отступили. Мы пацаны, конечно, играли в землянках, а потом они обрушились», – рассказывает И.Ф. Башмаков..

С аэродрома прямо на шиферный завод была проведена дорога, а основной цех авиамастерских располагался на месте современного РМЦ. Через большие ворота загоняли в ангар самолёты, снимали крылья и приступали к ремонту. В цехе Иван вместе с другими чинил электрооборудование, а уже на аэродроме самолёты собирали полностью. Там были сделаны палатки из маскировочной сетки, поэтому во время бомбёжек страдали в основном только взлётные полосы.

Все основные работы по ремонту самолётов выполняли военные специалисты, а юноша вместе с другими помогал им, присматривался к работе. Когда завершался ремонт электродвигателя, он помогал двум старшинам установить моторы на специальные стенды, на которых в течение 72 часов проверялось качество ремонта. Случалось, что обнаруживались и какие-то недоработки, тогда их устраняли и снова испытывали.

Юношу интересовало в работе всё – радиоаппаратура, датчики, электропроводка, моторы. Часто к нему обращался старший лейтенант Завадский, который руководил ремонтом электропередатчиков: «Фёдорыч, помоги мне». Лейтенант не успевал выполнять всё сам, и Иван ему с удовольствием помогал. Тогда он ещё не разбирался в схемах, но выполнял необходимые, простые задания – паял, делал наконечники, проверял проводку. Иногда электропроводку нужно пропускать из одного корпуса самолёта в другой, и взрослые мужчины вновь просили: «Фёдорыч, помоги-ка!», ведь руки у паренька были тоньше.

Если появлялось свободное время, Иван не сидел и отдыхал, а всегда находил себе занятие – помогал в ремонте радиоаппаратуры, проводки, испытаниях. Работы хватало с лихвой: в разбитых самолётах практически всё приходилось делать заново. Со временем пришёл опыт, и юноша гордился, что выполняет работу не хуже военных специалистов.

В группе по ремонту основной электропроводки самолётов был москвич по фамилии Шатилов, который в довоенное время был киномехаником. Он часто говорил Ивану: «Федорыч, хочешь, я научу тебя кино крутить?». Юноша согласился. «Научиться этому меня побудило вот что: Шатилов был старше меня, да к тому же специалистом, а кино показывал после работы. Вот я и подумал: «Научусь и хоть немного освобожу его, а он сможет отремонтировать больше проводки, сделать что-то на аэродроме». Иван быстро освоил тайны киномеханика и, если выдавался свободный вечер, крутил по три сеанса в день. Потом их перебросили под Новгород, и там он продолжал крутить фильмы.

До 1944 года Иван проработал в авиамастерских, вместе с ними перебазировавшись в Новгородскую область. Там довелось Ивану Фёдоровичу принимать участие в ремонте самолёта Жукова. Двенадцать юношей и девушек под руководством специалистов выполняли это задание в свободное от основной работы время. Пришлось трудиться практически без отдыха, по ночам, порой по несколько раз перекрашивая обшивку самолёта. Выполнили задание быстро, за что и получили благодарность. «Помню, пилот к каждому из нас подошёл, поблагодарил, пожал руку и даже по шоколадке вручил», – улыбается И.Ф. Башмаков.

Юноши и девушки работали без устали, понимая, что и они приближают Победу. Ивану не было ещё и 15-ти, когда его наградили медалью «20 лет РККА». «Это была моя первая медаль. Знаете, как это было престижно, ведь такие же медали получали и фронтовики. Для меня это самая дорогая награда, хотя, по сути, она не столь и значимая, но друзья смотрели на меня как на героя», – со слезами на глазах вспоминает Иван Фёдорович.

Даже сейчас, когда военное лихолетье осталось далеко позади, Иван Федорович помнит практически все события тех военных лет, увлечённо рассказывая о годах своей молодости: «Работа без устали, обстрелы, голод – разве можно это забыть? Никто из нас даже не думал о каких-то наградах. Все мы мечтали только об одном: быстрее победить врага. И мы эту войну выиграли».

Ольга АСТАПОВА.

Источник: Газета "Рабочее слово", №25 (2702) от 25 июня 2015



Документы по теме:
::  Публикация в газете 3 (95Кб)
::  Публикация в газете 2 (117Кб)
::  Публикация в газете 1 (339Кб)


© 2018 Муниципальное учреждение культуры «Дворец Культуры г. Пикалево», структурное подразделоение «Пикалёвская центральная библиотека»
Ленинградская область, Бокситогорский район, МО «Город Пикалёво», улица Советская, дом 25
Яндекс.Метрика